Заседание оргкомитета митинга 24 декабря «За честные выборы»

С.ПАРХОМЕНКО: Спасибо всем, кто пришел смотреть, спасибо всем, кто пришел участвовать. Спасибо всем, кто смотрит трансляцию, которая, как я понимаю, на «Эхе Москвы» идет уже некоторое время. Да? Все в порядке, Андрей? Спасибо всем, кто ее организовал. Я на правах предыдущего ведущего хочу сказать, что я, разумеется, с себя эти обязанности сейчас сложу, и мое предложение передать их Оле Романовой, если как-то все будут согласны. Ее роль за это время оказалась достаточно важной в наших разговорах, в наших обсуждениях и в организации дела тоже, поскольку со вчерашнего дня начал действовать еще и кошелек Романовой – это некоторая такая, как мы видим, ответственность, которую мы тут на нее возложили, а она согласилась на себя ее принять. Вот. Собственно, для начала все. Я скажу, что у нас есть некоторое количество ранее заданных вопросов, которые обрабатывали наши друзья, просто их сводили вместе. Я сейчас попытаюсь их получить по почте, постараюсь их задать, если будет на это время. А что касается повестки дня, то она некоторое время тому назад была разослана, и я надеюсь, что ее многие видели. На сем передаю Оле, если никто не против, бразды этого правления.

О.РОМАНОВА: Большое спасибо. Еще раз добрый день. Я пока отчитаюсь по кошельку. На вот эту секунду полмиллиона рублей с небольшими копейками собрано, счет был открыт вечером вчера, полмиллиона рублей, не считая экзотического пожертвования, о котором я сообщу организаторам, они уже сами решат, сообщать ли о нем публично или не сообщать.

С.ПАРХОМЕНКО: Хорошо.

О.РОМАНОВА: В любом случае это уж точно не моя тайна. И я думаю, что надо сказать о том, что эти деньги будут потрачены так, как решит оргкомитет, а я постараюсь за каждую копейку отчитаться непосредственно и в FaceBook, и везде, где мы можем это сделать. Сейчас уже я успела посмотреть, есть предложения по ценам и они такие, достаточно интересные. Поэтому как организаторы решат, так и будет. Но я думаю, что это вопросы чуть более поздние. Я думаю, что мы соберем необходимую сумму – я надеюсь на это.

Мне Борис Немцов прислал свое видение того, что Борис предлагает. Я это видела. Мы поговорили сегодня утром с Евгенией Марковной Альбац, мы встречались в четверг с Дмитрием, с Григорием Шалвовичем...

С.ПАРХОМЕНКО: В пятницу.

О.РОМАНОВА: В пятницу, с Леонидом и с Екатериной Мирзоевой, и Владимиром Мирзоевым. Я постаралась максимально ничего не знать о том, что предлагает организационный комитет, для того чтобы понять самой, чтобы те, кто нас сегодня слушают и видят так же, как и я, поняли, что происходит в оргкомитете, что предлагается. Я хотела бы понять, кто первый.

Б.НЕМЦОВ: Нет, ну, мне просто кажется, что надо утвердить повестку. Потом по повестке двигаться и все.

О.РОМАНОВА: Я так понимаю, что нет никаких возражений против повестки?

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: У меня есть. Мне здесь не хватает главного пункта. Лозунги митинга – это, конечно, чудесно, но, по-моему, главный вопрос, который перед нами стоит, - это реакция на предыдущий митинг. Вот, что мы все (я имею в виду не нас, членов оргкомитета, а вообще всех людей, которые придут на этот митинг) будем делать, если наши требования, выдвинутые на прошлом митинге, останутся без ответа? Вот это, по-моему, главный вопрос.

Б.НЕМЦОВ: Надо тогда добавить в повестку наши позиции по поводу требований Болотной площади. Так назовем ее.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Этот вопрос в каком-то роде мне кажется вообще, так сказать, основным для обсуждения. Мы не можем людям навязать свою позицию, но я считаю, что каждый из нас по этому поводу должен высказаться, а люди пускай решают сами.

Б.НЕМЦОВ: Григорий Шалвович, абсолютно правильно, тем более, что нам все равно придется на следующем заседании обсуждать резолюцию митинга и это будет элемент подготовки этой резолюции. Так что это, конечно, правильно. Давайте просто включим это вопросом.

Л.ПАРФЕНОВ: Ну, давайте с этого начнем просто.

Б.НЕМЦОВ: А вы хотите это первым вопросом?

Л.ПАРФЕНОВ: Это, как бы, нулевой вопрос. Мне представляется, что это какой-то нулевой вопрос об отсутствии реакции.

Б.НЕМЦОВ: Не, не так надо. Надо не так написать. Наши действия...

С.ПАРХОМЕНКО: Не действия, а мнения.

Б.НЕМЦОВ: Или да, наши мнения о требованиях Болотной площади. На самом деле, если по-человечески, мы должны обсуждать резолюцию митинга 24-го. И в этой резолюции митинга 24-го должны содержаться как раз (НЕРАЗБОРЧИВО) вполне внятные, в том числе и которые звучали 10 декабря. Но все равно придется это делать.

О.РОМАНОВА: Мне кажется, мы услышали реакцию вполне отчетливо.

Л.ПАРФЕНОВ: Может, тогда, если говорилось таким образом, то, может, просто по очереди кратко высказаться, ну, зафиксировать некие мнения, да?

Б.НЕМЦОВ: Ну то есть давайте мы это включим в повестку дня, просто на той неделе.

С.ПАРХОМЕНКО: Да, хорошо.

О.РОМАНОВА: Да. И если мы говорим о том, что каждый выскажется коротко об этом, я предлагаю начать, собственно, с хозяина сегодняшнего стола, с Дмитрия Быкова, который, мне кажется, сегодня высказался довольно однозначно. Бандерлоги – это одно из...

В.РЫЖКОВ: Надо только микрофон передать.

О.РОМАНОВА: ...одно из сильнейших, по-моему, произведений.

Д.БЫКОВ: Да нет, у меня как раз никаких организационных здесь нету вопросов. Я бы просто предложил, чтобы на этот раз митинг был несколько более концертным, то есть подумать о привлечении к нему, как мне кажется, большого количества деятелей культуры. Они всегда дружат между собой теснее, нежели политики. И нам надо подчеркнуть, действительно, что это митинг не политический, что это митинг в огромной степени стилистический и эстетический. Нам надоело такое ощущение власти и такая атмосфера в стране, и было бы желательно обговорить список людей, которые могли бы это превратить в более яркое, как мне кажется, событие. А больше у меня пока никаких предложений нет.

Л.ПАРФЕНОВ: Дмитрий, вопрос был про... Наше мнение о требованиях Болотной площади.

Д.БЫКОВ: Я не думаю, что здесь надо.

Л.ПАРФЕНОВ: Ну, понятно, что было высказано оно в выложенном сегодня утром выпуске «Гражданина поэта».

Д.БЫКОВ: Вот мы можем сказать, наше мнение не услышано, ни одно из требований не выполнено. Мы переходим к следующей стадии митингового движения, вот и все, по-моему.

Л.ПАРФЕНОВ: Хорошо.

О.РОМАНОВА: Сергей Пархоменко по очереди.

Л.ПАРФЕНОВ: Микрофон переставляйте.

С.ПАРХОМЕНКО: Я высказывал уже в частных беседах со многими здесь участвующими свою позицию по этому поводу. Мне кажется, что все очень просто. Выдвинуты 5 требований, они абсолютно очевидные и отчетливые. Они не были не то, чтобы поддержаны каким бы то ни было образом. Я считаю, что мы получили их в рожу обратно, вот так, выражаясь русским языком. Ну хорошо. По всей видимости это означает, что то количество людей, которые эти требования выдвинуло на Болотной площади, показалось тем, к кому эти требования были обращены, недостаточно убедительными, вот им показалось, что это как-то маловато. Ну что ж, хорошо. Я думаю, что нам нужно этот аргумент сделать более убедительным и повторить эти требования для начала. Это не означает, что они должны развиваться, но повторить эти требования, имея большую базу и, так сказать, более весомые аргументы. Это первое.

Дальше, я не знаю, говорим ли мы сейчас о, так сказать, следующих требованиях митинга или мы останавливаемся на этом?

Б.НЕМЦОВ: Говорим дальше.

С.ПАРХОМЕНКО: Говорим дальше. Я считаю, что должна найти свое продолжение очень важная идея, которая впервые была высказана неделю назад на нашем прошлом заседании, по-моему, Леней Парфеновым о создании Московской ассоциации избирателей. Вопрос, собственно, заключается в том, что за то время, которое прошло между двумя митингами, произошло и, видимо, еще произойдет 21-го и 22-го числа. Нет никаких оснований считать, что этого не будет. Произойдут некоторые события. События будут заключаться в том, что Дума начала заседать как ни в чем ни бывало, а 22 числа, как ни в чем ни бывало, выслушала послание президента РФ. И это означает, что те партии, представители которых раздирали на себе тельняшки на нашем первом митинге, благополучно смирились и с результатами выборов, и, так сказать, со своим положением. Это означает, что рассчитывать на них как на защиту наших голосов от покражи, от предыдущей покражи и от будущей покражи, мы не будем. И не можем. Это означает, что вот эта самая Московская ассоциация избирателей, коль скоро, все-таки, большинство людей, которые будут находиться на Проспекте Сахарова, это москвичи, Московская ассоциация избирателей должна иметь своей целью, в сущности, единственную работу – защиту от кражи голосов, той кражи, которая уже совершена, и той кражи, которая предполагается на будущих выборах. Это второе требование.

Наконец, третье требование, которое непосредственно вытекает из двух первых, должно заключаться, на мой взгляд, в том, что основным мотивом деятельности тех, кто выходил на Болотную площадь, выйдет, как я надеюсь и верю в это, на Проспект Сахарова, в случае если эти требования вновь не будут каким-то образом удовлетворены, основным мотивом этой деятельности становятся выборы 4 марта, выборы президента РФ. Это есть та, я бы сказал, достойная цель, которую могут поставить перед собой эти люди. И речь идет не о поддержке какого бы то ни было кандидата, а речь идет о том, чтобы совершить на этих выборах главный поступок – предотвратить избрание Владимира Путина, которое многим кажется неотвратимым. Однако, эту попытку сделать несомненно нужно.

Вот 3 элемента, которые, по-моему, должны стать политическим содержанием этого митинга. Спасибо.

О.РОМАНОВА: А с предыдущим? Предыдущие требования?

С.ПАРХОМЕНКО: Это пункт первый. Мы на них настаиваем большим весом. Я надеюсь, что этот больший вес у нас будет. Вот и все.

О.РОМАНОВА: Елена Лукьянова.

Е.ЛУКЬЯНОВА: На самом деле, я бы хотела сказать следующее. Я, к сожалению, вынуждена буду забраться в некоторые юридические детали, но отставка Чурова в том виде, в котором мы себе ее представляли, она, к сожалению, по действующему закону об основных гарантиях избирательных прав граждан невозможна. То есть у нас, казалось бы, президент назначил 5 членов ЦИК своих, ну и также он их может назад разназначить. Но за это время внесено... Они хорошо застраховались, внесен целый ряд поправок в закон об основных гарантиях избирательных прав. И там маловнятно, но, тем не менее, сказано, что расформирование избирательной комиссии – оно происходит только по суду, никто своих назад представителей забрать не может и по суду причем такому, в котором мы с вами не можем выступить инициаторами. Если это делать на правовом поле. А может инициатором выступить только одна треть депутатов Государственной Думы, что у нас является 150 человек. И эти 150 человек – в принципе, хватает численности фракции КПРФ и фракции «Справедливая Россия». Но как мы видим, похоже, что их вполне устраивает та ситуация, которая сегодня сложилась. Это первое.

Второе. Говоря об отставке Чурова, мы забываем про то, что, несмотря на то, что во всех регионах были нарушения и они были зафиксированы, наибольшее количество нарушений, все-таки, было зафиксировано по Москве и наибольшее количество наблюдателей, активной молодежи работало в Москве, и мы почему-то забываем про Московскую городскую избирательную комиссию и про то, что надо как минимум... Это самое маленькое, что мы можем сделать – требовать еще отмены выборов по Москве и отставки Московской городской избирательной комиссии, которая возглавляла огромную часть фальсификаций. Я считаю, что этот лозунг, отмена выборов по Москве, отставка МГИК – она должна быть непременно и обязательно.

О.РОМАНОВА: Лен, а как процедура здесь? Там тоже по суду?

Е.ЛУКЬЯНОВА: Ну, на самом деле, все то же самое, примерно одинаково. Но там... Ну, там, на самом деле, все равно по суду. Там, на самом деле, по суду, но дело в том, что этот суд возникает автоматически, если эти выборы отменяются по Москве. И надо сосредоточить свои силы на доказательной базе по Москве. Что еще? Это, правда, немножко не относится к самому митингу, а относится к нашей повседневной работе, которая должна начинаться уже сегодня. Несмотря на то, что только сейчас Европейский суд приступает к исследованию наших материалов 2003 года, но, все-таки, я считаю, что это был единственный очень мощный и сильный шаг, когда все юридические штабы объединились и они сделали это, прошли все судебные инстанции внутри России громко, серьезно и дошли до Европейского суда, который, если сейчас быстро подготовить дополнительный документ, может объединить оба дела и достаточно быстро рассмотреть, возможно...

Л.ПАРФЕНОВ: Достаточно быстро – это как?

Е.ЛУКЬЯНОВА: Ну, мы вообще считаем, что... Вот наша очередь вообще уже по 3-му году, она вот уже подошла. То есть это была и коммуникация... Нет, ну, уже Европейский суд все свои вопросы задал, все письма им отправлены. РФ ответила, заявители свой отзыв тоже дали.

Л.ПАРФЕНОВ: Ну хорошо, это что, февраль типа?

Е.ЛУКЬЯНОВА: Ну, в принципе, мы даже считали, что это мог быть декабрь – так грозился Европейский суд.

Л.ПАРФЕНОВ: Ну, уже не может.

Е.ЛУКЬЯНОВА: Уже не может быть, да. Ну, здесь трудно сказать. Тем не менее, я считаю, что все это все равно нужно доводить до конца и поэтому рабочие моменты по сбору доказательств единые штабы, которые должны отработать эту ситуацию, должны быть, потому что партии партиями, завтра они уйдут, придут молодые лидеры, а дело будет не сделано. Ну и третье, говоря о том, что мы сейчас находимся в процессе следующей уже, идущей избирательной кампании. Мы не можем только сосредотачиваться на 4 марта, то есть на самом дне голосования. Мы должны, в общем-то, фиксировать те нарушения, которые имеют место быть ежедневно и каждодневно. И разговор премьер-министра с народом – он, на самом деле, наверное, по правовой позиции одна из серьезных вещей, которая, в общем-то, предвыборная агитация.

Л.ПАРФЕНОВ: В смысле, что он кандидат в президенты...

Е.ЛУКЬЯНОВА: Он – кандидат в президенты, да.

Л.ПАРФЕНОВ: ...и использует служебное положение.

Е.ЛУКЬЯНОВА: Он – кандидат в президенты, который не имеет права вести предвыборную агитацию до момента своей регистрации в качестве такого ЦИК, а его общение с народом происходило до этого момента. Тут, как бы, я, посоветовавшись, я говорю не только от себя, я говорю от той группы юристов, которая сейчас исследовала целый ряд позиций, которые вот... Отставка Чурова, уголовное дело против Чурова. Это тоже возможно и есть правовая позиция достаточно серьезная на этот счет. Но она сложна с точки зрения восприятия его Следственным комитетом, который вряд ли понимает, что такое преступное бездействие – для них это слишком сложная категория, для господина Бастрыкина. А он лично только может против Чурова возбудить уголовное дело.

О.РОМАНОВА: А международные суды?

Е.ЛУКЬЯНОВА: Подождите. Вообще-то вот здесь надо попробовать возбудить с фальсификациями. Международные суды – это все красиво и громко звучит, но там должны быть преступления против человечества и многочисленные жертвы. Пока, как бы, это звучит красиво, но... Поэтому я считаю, что, вот, надо фиксировать продолжать, и на митинге надо говорить о том, что... И следующая предвыборная кампания, следующие выборы. Те были проведены нечестно, но и следующие кампании идут с теми же самыми нарушениями, с использованием того же самого административного ресурса. И мне бы очень серьезно хотелось бы поддержать Диму Быкова. Я считаю, абсолютно уверена, что лозунговой песней должна стать, ну, возможно, финальная песня фильма «День выборов», которую будет петь вся площадь. Я считаю, что, действительно, надо подключить это. Становится, в общем, своего рода новым гимном, она такая казачья, вольная. Если бы это можно было сделать, попросить кого-то акапелло это исполнить.

Б.НЕМЦОВ: Которую Шнуров исполняет, что ли?

Е.ЛУКЬЯНОВА: Нет-нет! Это которая финальная песня, она не про выборы даже сама. Это песня не про выборы, это песня про Россию.

Л.ПАРФЕНОВ: Спойте.

Е.ЛУКЬЯНОВА: Не, я петь не могу.

Б.НЕМЦОВ: Там такие слова, что...

Е.ЛУКЬЯНОВА: Нет-нет, это не та песня, о которой...

С.ПАРХОМЕНКО: Это не та, о которой ты думаешь.

О.РОМАНОВА: Какая?

- Песня «Выборы, выборы».

Е.ЛУКЬЯНОВА: Нет, это не «Выборы, выборы». Это финальная песня, которая....

О.РОМАНОВА: Напойте-напойте кто-нибудь.

Л.ПАРФЕНОВ: Можно привести?

Е.ЛУКЬЯНОВА: Ну, посмотрите сегодня вечером, определите. И я бы, конечно, поддержала бы коллективами теми, которые стали сегодня песней протеста.

Л.ПАРФЕНОВ: В этом месте должна быть ссылка в стенограмме или как это будет?

- Кстати, что у нас с Сетевизором? Он работает вообще?

В.РЫЖКОВ: 10 тысяч человек.

- А реакция, вот, жалко, не загружается.

О.РОМАНОВА: Григорий Шалвович.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Не хочу обидеть никого из присутствующих, но с моей точки зрения что мы с вами сегодня здесь решим, это дело десятое. Большого значения это не имеет. Каждый из нас, те, кто будет выступать на митинге, что-то скажет, и это, опять-таки, большого значения иметь не будет. А иметь значение будет то, что будет соответствовать настроению площади. Вот про настроения площади, которые были 24-го числа, я и хочу вам сказать. Так как я есть беллетрист, то мне эту ситуацию представить себе очень нетрудно, а вы мне скажете, совпадает мое представление с тем, что будет по-вашему, или нет. Значит, смотрите, ситуация такая. Если до 24-го числа требования, выдвинутые в прошлый митинг, не будут приняты, москвичи, которые так очень сильно разозлены оскорблениями, которые на них обрушил Владимир Путин, будут гораздо более радикально, на мой взгляд, настроены и будут более политизированы и раздражены, чем в прошлый раз.

Я уверен, что поддержку на митинге получат те ораторы, которые будут скандировать «Долой Путина», «Прокатим Путина мимо Кремля». И с моей личной точки зрения, это будет и логично, и справедливо. Вот смотрите, на прошлом митинге главным образом ругали не Путина – ругали Чурова и «Единую Россию». Значит, Чуров – это вообще фикция, это ноль, это не значит ничего. «Единая Россия» - мы все знаем, это не партия, это профсоюз номенклатурных чиновников. Вы спросите их, какая у них идеология. Они скажут: «Путин». «В чем состоит ваша программа?» Они скажут: «Путин». «Куда вы нас зовете?» - «Идти за Путиным». Значит, люди на площади скажут: «Ну тогда и получите кирпичом по своему Путину». Я уверяю вас, что эта площадь, этот митинг 24-го числа, и если нам до того времени власть не ответит, превратится в грандиозное антипутинское шоу и станет вообще началом всероссийской Спартакиады, которая будет называться, там я не знаю, «Как-нибудь похуже обзови Путина». На этом фоне мы войдем в избирательную кампанию, где идиотские (мы к этому привыкли) действия кремлевских пропагандистов будут все время подливать керосин в этот огонь. В результате мы с вами вступим в очень тревожный, очень сумбурный и хаотичный 2012-й год с моей точки зрения с довольно непредсказуемыми последствиями.

Я не знаю, может быть, я драматизирую ситуацию, вы оцениваете ее иначе. Но, вот, у власти остается очень мало времени, чтобы отреагировать до субботы. Еще хуже возникнет ситуация, если там какие-нибудь креативщики из спецслужб начнут устраивать провокации, как это они делали сейчас в Питере. У нас площадь – вы ее видели – она в большей части состоит из очень молодых людей. Очень молодые люди – они горячие. Если там что-то начнется, если там начнется какая-то буза и мы с вами все знаем, и вообще все будут знать, кого в этом винить, и с кого за это спрашивать.

Значит, во-первых, до воскресенья мы должны получить от власти какой-то ответ, который как-то переведет народ из раздраженного сознания в нормальное предновогоднее.

О.РОМАНОВА: Почему до воскресенья?

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: До субботы, до субботы. Ну, до митинга. И во-вторых, это должно быть сделано не в такой оскорбительной форме, которую выбрал в прошлый раз Владимир Путин. Вот, что я по этому поводу думаю. Спасибо.

О.РОМАНОВА: Леонид Парфенов.

Л.ПАРФЕНОВ: Да, мне кажется, что пока все то, что было, свидетельствует о том, власть, во всяком случае, высшая, да? Собянин выступал там довольно примирительно, что, вот, новые настроения, нужно слышать голос города и прочее. Что касается высшей власти и лично Путина, может, ему и советовали что-то другое, но возобладали некие домашние заготовки, из которых контрацептивы были явно личным креативом судя по тому, как он долго «вымуливал» с этой формулировкой. Не импровизацией это было точно совершенно – мы же знаем, как он обычно говорит.

Сейчас, конечно, получается, что он просто не понимает, кто и что ему говорил. И бравада по поводу того, что он в интернет вообще не заходит, через 2 недели после того как Родина стала гордиться самой большой в Европе интернет-аудиторией, и опять настаивание на этой идиотской формулировке, что результаты выборов, в целом, отражают политические пристрастия в стране. Ну, очевидно, что если общаешься с Пехтиным и Володиным, вот они и есть политические пристрастия. Конечно, если в интернет не заходить, то и не узнаешь ничего такого.

И то, что атака... Ну, понятно, что там ящику ничего лучшего не светит пока. Но то, что уже началась атака на печатные органы власти, да? Раньше совершенно не волновало там, обложка власти гладкий путенок с пухлым Медведевым. Даже никто не чихнул, даже никто не почесался. А тут это, именно это раздражение, именно это неприятие, в принципе, неготовность не то, что там к какому-то диалогу, а просто так, прислушаться хоть к чему-то. Это, конечно, да, свидетельство того, что никакого диалога не начато, и совершенно непонятно, с какого времени... Даже реакция на Манежку с этим странным походом с огромным букетом роз на могилу Егора Свиридова – и тут была, ну, хоть что-то, хоть как-то. Странновато, конечно, но вполне адекватно, вроде как, кажется со стороны. Но, все-таки, это было понимание, что с этим что-то надо делать. Если не понимать до такой степени настроения людей, ну да, собственно, могу только присоединиться к воззрениям Григория Шалвовича, что это будет только радикализировать, потому что, ну, люди просто оскорблены. Они до этого были оскорблены обманом, который делался под каким-то там благовидным предлогом и, по крайней мере, не столь ясно. Теперь им в лицо сказано, что обманом это не является, а сами вы – резиновые изделия, и я вас на одном месте вертел. Это же все прочитали. Или этот перевод с пацанского на литературный – он же у каждого мгновенно откручивается в голове. Вот, собственно, и все.

О.РОМАНОВА: Борис Немцов.

Б.НЕМЦОВ: Ну, я думаю, что тема изделий – она без нас прозвучит на митинге, причем в суперкреативной форме. Я даже уже знаю, один из лучших креативов – это, пожалуй, Игорь Свинаренко, который написал на эту тему неплохую заметку. Я вчера был на митинге в Петербурге и могу вам сказать, как власть готовится к митингу 24-го числа. На митинге в Петербурге на Пионерской площади собралось около 8 тысяч человек, что, в общем, немало для Петербурга (было 10). Первые ряды заняли нацисты, нашисты и лимоновцы с соответствующей символикой. Дальше они абсолютно не реагировали на текст, а реагировали исключительно на граждан, которые выходят. Ну, первая под раздачу попала Оксана Дмитриева. Она, кстати, об этом написала сегодня, по-моему, в блоге на «Эхе Москвы», можете посмотреть. При том, что то, что она говорила, никого не интересовало. Значит, нашисты свистели, нацисты там зигали, лимоновцы я не знаю, что там, тоже на подтанцовке были. К сожалению, Оксана поддалась на эти провокации и стала вступать в диалог, что, на мой взгляд, неправильно. Вот примерно то же самое они пытались со мной сделать, но меня им перекричать не удалось и пересвистеть. Вот радует только, что нашистка потом подарила мне свисток и сказала: «Ну, извини, мы ж тут на работе, в принципе».

Таким образом надо вот что иметь в виду. Есть репетиция от 24-го числа, она прошла вчера в городе Санкт-Петербурге. Значит, и мы должны с вами понимать, что первые 10 рядов к трибуне должны быть под особым вниманием. Если будут нацики там с этой со всей швалью, то к великому сожалению общая картина будет тяжелая. Кроме того, для выступающих это такое, большое нервное перенапряжение выступать перед вот этой раскочегаренной такой, разъяренной массой, которая там зомбирована и так далее.

Дальше, вчера же под конец митинга нацисты захватили трибуну. Вы можете в интернете посмотреть, как это было сделано. Несмотря на то, что ОМОН и охрана, вроде как, контролировали территорию, тем не менее, захват случился. Поэтому, понимаете, придет очень много людей неполитизированных, хотя и рассерженных, и обозленных после вот этих хамских выступлений Путина, тем не менее, они все равно люди такие, спокойные. Надо иметь в виду, что мы несем за них ответственность и вопрос безопасности становится ключевым.

Теперь по поводу позиции. Я абсолютно согласен и с Сергеем, и с Григорием Шалвовичем насчет того, что, во-первых, требования Болотной – это святое. Во-вторых, они абсолютно выполнимы, в том числе отставка Чурова. Вы извините, я столько лет во власти работал. Этого Чурова вот так за шкирку принести в Кремль и сказать: «Значит, Чуров, заявление об уходе немедленно написал». Через 2 секунды будет заявление. Что вы головы морочите мне судами какими-то? Что он, с Путиным судиться будет?

Очевидно, что им Чуров нужен, потому что им нужны фальсификации 4 марта. Тут вбросили 13 миллионов, надо будет вбрасывать в связи с падающим рейтингом Путина – 20. Кроме Чурова (волшебника) никто это сделать не может. Поэтому ясно, что требования мы должны сохранить так же, как требование освобождения политзаключенных.

Теперь. Я считаю, что к этим требованиям надо добавить требование, которое в той или иной форме звучало от ранее выступавших. Я бы его конкретизировал и он бы мог объединить граждан, даже не оппозицию, а именно граждан. Требование такое: не пустим Путина в Кремль. Очень внятное, понятное требование. Оно, кстати, может объединить людей абсолютно разных политических взглядов. «Не пустим Путина в Кремль». Если говорить о нашем предложении в связи с голосованием 4 марта, то это голосование звучит так: «Ни одного голоса лидеру жуликов и воров». Ну, например, так. Это тоже объединяющий лозунг.

Так что я считаю, что эти требования надо ужесточить, они должны быть дополнены приближающимся 4 марта. Если мы с вами одобрим, например, «Не пустим Путина в Кремль», как наш базовый лозунг, его можем поставить в том числе и на голосование с тем, чтобы граждане определили, хороший он или плохой.

О.РОМАНОВА: Владимир Рыжков.

В.РЫЖКОВ: У нас сейчас идет трансляция по Сетевизору. Я так понимаю, что идет голосование вопроса.

- Голосование надо...

В.РЫЖКОВ: А так результатов тех нет, которые мы запускали?

- Сейчас на основе десяти человек...

В.РЫЖКОВ: Нет, а вот когда мы начинали, не было голосования?

- Это было пробное голосование.

В.РЫЖКОВ: Я предложил бы сейчас, если вы не возражаете, мы можем сейчас прямо. Нас смотрит более...

- А давайте мы объясним. Может быть, кто-то не умеет пользоваться Сетевизором, как это делается.

В.РЫЖКОВ: Да. Слава, можете объяснить?

- Тем людям, которые нас смотрят.

- Надо зайти на страницу «Эха Москвы», на главную страницу «Эха Москвы», там обозначена трансляция сегодняшнего мероприятия. Кликнув на эту иконочку, попадаете на плеер Сетевизора, в котором ведется прямая трансляция, и зрители увидят всплывающее окно, где будет задан вопрос, на который они могут ответить один раз – либо да, либо нет. И сразу будут автоматически подводиться итоги.

О.РОМАНОВА: Владимир Рыжков.

С.ПАРХОМЕНКО: У нас есть вопрос – давайте зададим его.

В.РЫЖКОВ: Я предлагаю задать следующий вопрос. Нужно ли дополнить резолюцию митинга обращением к гражданам России не отдать ни одного голоса Владимиру Путину 4 марта.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Я считаю, это преждевременно. Я считаю, что мы должны смотреть, будет ли реакция... Все-таки, остается еще 4 дня.

В.РЫЖКОВ: Дело в том, что вы же это предложили.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Я предложил это в том случае, если не будут приняты наши требования.

В.РЫЖКОВ: Почему не проголосовать сейчас в интернете?

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Не знаю.

В.РЫЖКОВ: Просто мнение людей. Просто поставить на голосование в интернете – пусть голосуют. Не возражаете, коллеги, если мы поставим на голосование и узнаем мнение тех, кто нас смотрит? Там 10 тысяч человек.

О.РОМАНОВА: Давайте вернемся к нулевому вопросу, что нам делать с повесткой.

С.ПАРХОМЕНКО: Забиваем?

В.РЫЖКОВ: Да, забиваем, да.

С.ПАРХОМЕНКО: Еще раз. Подожди, Володя. Сформулируй его членораздельно, этот вопрос.

В.РЫЖКОВ: Поддерживаете ли вы дополнение резолюции митинга пунктом об обращении к гражданам не отдать ни одного голоса Владимиру Путину 4 марта.

С.ПАРХОМЕНКО: Слышите? Кто сидит на?.. Поддерживаете ли вы

В.РЫЖКОВ: Да, да. 6-м пунктом гражданам России не голосовать за Путина, условно говоря. Ни одного голоса В.В.Путину.

С.ПАРХОМЕНКО: Не, минуточку. «Ни одного голоса В.В.Путину». Точка.

В.РЫЖКОВ: Все коротко и пусть голосуют. И мы в ходе нашего обсуждения узнаем настроения масс.

С.ПАРХОМЕНКО: Давайте аккуратно: «В.В.Путину». Готово? Поехали.

В.РЫЖКОВ: Я продолжаю, спасибо. Второе.

С.ПАРХОМЕНКО: Когда будет готово, махните рукой, чтобы мы сказали, что голосование началось.

В.РЫЖКОВ: Второе, безусловно, Путин услышал требования Болотной, он дал на них ответ, ответ: «Нет». Он дал какие-то косметические ответы, что, может быть, Парнас зарегистрируем, может быть, выборы губернаторов какие-то странные придумаем. В целом, ответ «Нет».

С.ПАРХОМЕНКО: Началось голосование.

В.РЫЖКОВ: Думаю, что какой-то ответ второй мы услышим 22-го в послании президента Федеральному собранию. Он не может не отреагировать на Болотную. Тогда у нас будет более ясная картина. Но, скорее, общий ответ будет «Нет». В этой связи я предлагаю следующее. Сам факт выхода людей, большого количества повторно с теми же требованиями – это уже новое качество, потому что власть осознает, что выйдут и в третий, и в четвертый, пока требования не будут выполнены. Поэтому нужно сохранить 5 требований, безусловно, они все правильные, даже по поводу Чурова оно правильное, потому что это конкретная фигура как символ всей этой системы фальсификаций. Дело же не в Чурове, а в том, что он олицетворяет собой систему. И я предлагаю – я согласен со многими выступающими – дополнить 6-м требованием, связанным с Владимиром Путиным. Митинг должен начать общенациональную кампанию «Не пустим Путина в Кремль», или «Ни одного голоса Владимиру Путину», или «Голосуй против главного вора и жулика». Ну, это уже народ может даже на интернете поставить, выберет самый яркий лозунг.

Четвертое мое предложение. Мне кажется, что очень хорошая была идея Бориса Акунина о том, что...

О.РОМАНОВА: Григория Чхартишвили.

В.РЫЖКОВ: Я знаю, я знаю, но я...

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Проще выговорить.

В.РЫЖКОВ: Проще выговорить, да. Я просто думаю, что он не обидится, если я назову его псевдоним литературный. О том, чтобы создать Московское объединение избирателей.

С.ПАРХОМЕНКО: Это было Ленино предложение.

В.РЫЖКОВ: А, и Лени, да. Ну, я знаю, что вы оба очень активно это продвигаете. О создании этого объединения можно объявить уже на митинге, дать какой-то адрес в интернете или телефон, чтобы люди могли записывать людей туда, и сказать, что главной задачей этого объединения будет как раз реализация вот этого 6-го пункта – наблюдение за выборами, контроль фальсификаций и недопущение победы Путина 4-го марта.

Пятое, что я хочу предложить, мне кажется, что мы можем просто объявить еще и о создании единого центра по подготовке наблюдателей не только в Москве, но по всей стране. И наш оргкомитет мог бы организовать эту работу. Очень много желающих будет по всей стране контролировать 4 марта – я в этом совершенно убежден.

И последнее, здесь Дмитрий предложил, что надо сделать более зрелищным митинг. Григорий сказал о том, что градус политический возрастет. Мне кажется, и то, и другое верно. Надо как раз объединить 2 эти энергии, то есть он должен быть более политически заряженным, с одной стороны, и более зрелищным с другой стороны. Тогда мы получим не «или-или», а получим «и-и», и тогда это будет двойной успех: политически заряженный митинг и при этом яркое зрелище. Спасибо.

О.РОМАНОВА: Можно? Елена Анатольевна.

Е.ЛУКЬЯНОВА: Да. На самом деле, когда я сказала, что нынешняя избирательная кампания уже идет с нарушениями, это не значит, что эти нарушения надо только фиксировать. Надо соответствующие выводы делать, и на митинге вполне могло бы прозвучать требование... Ну, когда, вот, ЦИК у нас регистрирует господина Путина? Он же еще не зарегистрировал – он документы только подал. Значит, в зависимости от того, состоится это или не состоится, можно требовать отказ в регистрации, если еще не зарегистрировали, потому что уже совершает нарушения, или отмену регистрации, если его зарегистрируют, потому что само по себе действо на телевизоре – это была явная предвыборная агитация.

О.РОМАНОВА: То есть дополнить требования митинга требованием отмены...

Е.ЛУКЬЯНОВА: Требованием либо отказа в регистрации, если он еще не будет зарегистрирован, или отмены регистрации, если он зарегистрирован будет.

О.РОМАНОВА: Должны ли для этого быть подготовлены какие-то документы со стороны групп граждан?

Е.ЛУКЬЯНОВА: По крайней мере, требование такое может прозвучать. Документы – это...

О.РОМАНОВА: Настя?

А.УДАЛЬЦОВА: Анастасия Удальцова, Левый фронт. Я бы хотела остановиться на двух требованиях, которые мне кажутся самыми существенными из пяти. Это, первое, немедленное освобождение всех политзаключенных, поскольку это, как бы, на мой взгляд, это первое требование, которое было слишком грубо проигнорировано. Там, в частности, заявитель прошлого митинга был осужден в тот же день на 15 суток и сейчас фактически подвергается пыткам, потому что его не лечат, не госпитализируют, он объявил сухую голодовку. Наши все остальные товарищи, которые были задержаны во время мирных акций протеста с 4-го по 6-е, также сейчас будут выходить, там. Алексей Навальный с Яшиным. И кроме того, 21-го и 22-го числа ожидаются еще гражданские выступления, у Госдумы, в частности. В интернете уже идет информация по этому поводу и не исключено, что будут еще посадки. Поэтому, мне кажется, надо тщательней обдумать вот тот вопрос, что мы будем делать в том случае, если репрессии будут продолжаться. И если, скажем, требование, ну, допустим, там Удальцов остается, если его не отпускают до митинга, что можно будет предпринять. Ну, понятно, зима там. Если на прошлом митинге можно было предложить гражданам не расходиться, пока это требование не будет выполнено, тем более, что это не так сложно открыть двери спецприемника и выпустить людей. То сейчас будет более холодно, но все равно подумать над этим стоит.

И второй момент, это регистрация оппозиционных партий, принятие демократического законодательства о партиях и выборах. Вот, о принятии демократического законодательства что-то никто не упоминает. Поэтому есть такое предложение в кратчайшие сроки подготовить новый проект избирательного кодекса, который позволяет сделать выборы свободными, прозрачными и честными. Тем более я знаю, что есть разные проекты этого Избирательного кодекса, и можно его даже было бы утвердить всероссийским референдумом – есть же такая практика, и мы ее несколько лет назад...

Е.ЛУКЬЯНОВА: По крайней мере, вынести на всенародное обсуждение точно можно.

А.УДАЛЬЦОВА: Да, и это тоже можно было бы как-то в повестку митинга включить, мне кажется. Еще можно было бы – это предложение Удальцова, как бы – можно было бы прямо на митинге принять решение о создании и начать создавать уже на месте, ну, под условным названием Сергея Комитет национального спасения, который планируется, что будет координировать действия политической оппозиции и сил гражданского общества. Вот. Ну, в общем-то, пока все, потому что обо всем остальном товарищи вполне конкретно и ясно высказались.

О.РОМАНОВА: Елена, по поводу политзаключенных. Как я понимаю... Это вопрос к доктору юридических наук. Как я понимаю, у нас ни в одном кодексе нет такого понятия «политический заключенный». Надо, видимо, вести речь о заведомо неправосудно задержанных и осужденных. Мы не сможем доказать в судах политики никогда в отсутствии статьи. Права ли я?

Е.ЛУКЬЯНОВА: Ну, у нас только Amnesty признает.

О.РОМАНОВА: Ну, Удальцов признан Amnesty International узником совести. Amnesty International – не российская организация.

А.УДАЛЬЦОВА: Да. И, вот, еще по лозунгам я бы хотела сказать. Вот это хороший очень лозунг, который вы предложили, но учитывая, что не выполнено до сих пор требование по парламентским выборам, можно было бы его даже более объединить, мне кажется, и взять вот такой, например: «Долой власть жуликов и воров», да? Он будет более такой, объединяющий и 10 декабря, и то, что будет дальше. Или «Долой незаконную власть». Вот как-то так сформулировать.

О.РОМАНОВА: Мы все время пытаемся перейти к первому пункту, к лозунгу митинга. Я правильно понимаю, что по нулевому пункту договорились ужесточить требования Болотной площади?

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Если не будет нормальной реакции до субботы.

С.ПАРХОМЕНКО: Останавливаем голосование, да? Или продолжаем дальше?

Л.ПАРФЕНОВ: Естественно, что...

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Значит, это ненормальная реакция, мы ее не засчитаем.

С.ПАРХОМЕНКО: Останавливаем здесь голосование, одну секундочку.

Л.ПАРФЕНОВ: Ну и чего у нас там?

С.ПАРХОМЕНКО: Коллеги, подождите. Проголосовало 2988 человек, просто там нет микрофона, я повторяю.

- За проголосовало 89%, 11% - против. При этом соотношение около 90 на 10.

С.ПАРХОМЕНКО: За проголосовало 89%.

- За что? За что?

С.ПАРХОМЕНКО: За то, чтобы включить этот лозунг.

Б.НЕМЦОВ: За то, чтобы включить лозунг «Ни одного голоса Путину».

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Вот темпы политизации общества буквально за считанные дни. А вот я только что посмотрел, сейчас фонд Левады провел по Москве опрос, сколько москвичей готово проголосовать за Путина. 28% сегодня. Этот процент с каждым днем будет уменьшаться, если они срочно не начнут вести себя по-другому.

Б.РЫНСКА: Можно я скажу? Это очень важно. Любое то, что нам кажется начнет вести себя по-другому, это жутко.

О.РОМАНОВА: Божена, подождите микрофон. Божена, микрофон возьмите, пожалуйста.

Б.РЫНСКА: Ну, вести себя по-другому... Как шулер может вести себя по-другому? Он может притвориться, что он ведет себя по-другому, он может выйти, сказать «Вот я стал добреньким, я изменился». Но если у человека структура личности шулерская, то все, что он делает, будет разводкой.

О.РОМАНОВА: Спасибо. Мы можем перейти к первому вопросу?

Б.НЕМЦОВ: Можно по нулевому вопросу предложение технологическое? Смотрите, нам надо готовить резолюцию митинга. Так? Мы обязаны ее подготовить. Вот сегодняшнее обсуждение нулевого вопроса – это фактически подготовка резолюции. Я предлагаю создать маленькую редакционную группу для резолюции. Это важно, потому что... Или хотя бы так. Пусть каждый над этим подумает и предложения разошлет насчет резолюции. Не хотите создавать группу – не надо. Но тогда каждый пусть напишет, кто хочет, естественно. Я просто прошу это зафиксировать и там разослать.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Нет, я говорил не то, что я против, просто я к этому не готов, у меня пока нету ясности.

В.РЫЖКОВ: В рабочем порядке...

Б.НЕМЦОВ: Ну, понятно. Это будет решение...

Л.ПАРФЕНОВ: Потом это, действительно, может быть, что-то будет в медведевской речи, на что нужно среагировать и, там, процитировать или сослаться на это. Ясно, что мы сейчас исходим, прежде всего, из той данности, которая была на этой прямой линии, и в последующих неуклюжих объяснениях, что, мол, у него такие цитаты.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Я, все-таки, не могу поверить, что у власти до такой степени отсутствует инстинкт самосохранения. Я подожду с окончательным суждением до субботы.

Б.НЕМЦОВ: Я понимаю. Вот, знаете... Я извиняюсь. Я знаю этих людей лично, причем Медведева даже раньше, чем Путина, с 1994 года, когда он был советником у Захара Смушкина по юридическим вопросам. Я вам скажу одну простую вещь. Они в чистом виде по Мандельштаму живут, под собою не чуя страны. Это 100%. У них полная растерянность и так далее. Но они считают, что идти навстречу требованиям народа – это демонстрировать слабость.

О.РОМАНОВА: Давай подождем до субботы.

Б.НЕМЦОВ: Да, подождем, безусловно.

О.РОМАНОВА: Давайте двигаться по повестке. С нулевым пунктом подвели. С первым?

Б.НЕМЦОВ: Не-не-не, у меня с первым технологическое предложение. Вот смотрите, есть лозунги «Вы нас даже не представляете» - это мы заимствовали. Дальше: «Ни одного голоса Путину», «Не пустим Путина в Кремль», «Вернем стране выборы», «Этой мой голос. Путин, уходи!», «Перевыборы».

О.РОМАНОВА: «Прокатим Путина мимо Кремля», «Долой Путина» - я записывала.

Б.НЕМЦОВ: Какой еще?

О.РОМАНОВА: «Покатим Путина мимо Кремля», «Долой Путина».

- Это был не лозунг. Для лозунга надо что-нибудь покрасивей найти. Это не звучит как мантра. Лозунг – это всегда мантра.

Б.НЕМЦОВ: «Путин уходи» есть.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: «Прокатим мимо Кремля» - это некрасиво.

Б.НЕМЦОВ: У меня предложение очень простое, предложение мое следующее. Не спорить, какой лозунг лучше-хуже. Бессмысленный спор.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Давайте мы лучше дадим толчок народному творчеству.

Б.НЕМЦОВ: Совершенно верно, совершенно верно. Мы сейчас поставим просто все эти лозунги на голосование.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Не, пусть там еще предложат.

Б.НЕМЦОВ: Пусть еще. Не, а там будет открытая позиция. Вот, оргкомитет предлагает набор лозунгов, да? Вот я не знаю, кто-нибудь фиксирует то, что я сказал?

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Давайте мы выберем лозунги-финалисты, и на митинге будем по очереди носить. И который громче заорут, тот и победил.

Б.НЕМЦОВ: Не, ну подождите, ну вы сначала шортлист должны составить, правильно? Я предлагаю его сделать. Вот есть набор лозунгов.

С.ПАРХОМЕНКО: Послушай, Боря, открыть голосование в FaceBook ничего абсолютно не стоит. Откроем сегодня же.

О.РОМАНОВА: И очень много групп это сделали сразу после Болотной.

С.ПАРХОМЕНКО: Занимает 3 минуты, и думаю, что мы будем не одни. Вот пока мы здесь говорим, я обращаюсь к тем, кто сейчас ведет нашу, собственно, страницу в FaceBook и страницу, посвященную этому митингу. Она называется «Мы были на Болотной» в FaceBook. Пожалуйста, откройте такой опрос. Вот, пожалуйста, откройте там опрос по митингам. Вы слышали, что здесь произносилось – это все несложно. А дальше...

О.РОМАНОВА: Так, может, сначала аккумулировать и передать им?

С.ПАРХОМЕНКО: Вы знаете, там такое количество народу, что они аккумулируют их без нас. Они навалят этих лозунгов 100 штук. Вперед!

А.УДАЛЬЦОВА: Можно сейчас их озвучить, да?

С.ПАРХОМЕНКО: Пожалуйста, озвучьте сейчас.

А.УДАЛЬЦОВА: Вот у меня 4 лозунга.

О.РОМАНОВА: У вас есть микрофон, Анастасия.

А.УДАЛЬЦОВА: Прошу добавить 4 лозунга на голосование. Значит, «Долой власть жуликов и воров», «Долой незаконную власть», «Власть под контроль общества» и «Власть миллионам, а не миллионерам». Спасибо.

О.РОМАНОВА: И, все-таки, как показывает Болотная, мне кажется, все-таки, лучшие лозунги были те, которые рождались у народа сами по себе. На картонках то, что было написано, «Чуров, спасибо, что смешно» или «Ботоксная бабайка, уходи» или «Панду Путина на суп». «Панду Путина на суп» - это было очень хорошо, на картонке это было красиво.

Б.НЕМЦОВ: А еще «Разорим Госдеп».

О.РОМАНОВА: Поэтому давайте не будем. Все-таки, есть предложение народное творчество каким-то образом загонять в рамки.

- «Верните снежные зимы» был, по-моему, лучший.

О.РОМАНОВА: Давайте перейдем ко второму пункту, обращение к депутатам Государственной Думы. Я так понимаю, по поводу этих 115 голосов, которые.

Б.НЕМЦОВ: Коллеги, это я разослал текст, это текст, который я вам разослал, вот он подготовленный. Его Сергей Пархоменко пересылал, по-моему, Кириллу Рогову, если мне память не изменяет.

С.ПАРХОМЕНКО: Его пересылал нескольким своим коллегам, которые внесли в него легкую косметическую правку.

Б.НЕМЦОВ: Да, да. Получился некий такой синтетический текст. Значит, суть его вот в чем. 21-го числа начинает работу Государственная Дума. Как вы знаете, депутаты покричали-покричали, а потом тихо стали делить посты и комитеты. Мы предлагаем от имени оргкомитета обратиться к этим самым депутатам с требованием, чтобы они рассмотрели требования Болотной площади на первом заседании и вынесли по этим требованиям решение.

У нас в оргкомитете есть 2 депутата. Один депутат – Гудков, который к великому сожалению сегодня не смог присутствовать, но должен был прислать сына.

- Прислал. Сын там.

Б.НЕМЦОВ: Где сын? А его не пускают, что ли?

- В коридоре.

Б.НЕМЦОВ: Сын – там. И второй у нас вместе с Настей Илья Пономарев, который тоже... Они оба могут зачитать этот текст на заседании Думы. Начнется это 21-го числа. Предлагаю поддержать.

С.ПАРХОМЕНКО: А можно младшего Гудкова попросить пройти?

О.РОМАНОВА: То есть у нас трое.

Б.НЕМЦОВ: А почему вы не пустили Гудкова? Уже депутатов не пускают никуда?

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Ну, опоздал, наверное.

С.ПАРХОМЕНКО: Не протиснулся.

- Господин Гудков!

Б.НЕМЦОВ: Не, надо им дать поручение.

О.РОМАНОВА: Все, дадим поручение. Даем поручение Илье Пономареву и двум Гудковым зачитать в Госдуме обращение.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: У меня вопрос. Борис Ефимович, вы в прошлый раз говорили, что есть какая-то возможность получить мнение Алексея Навального. Удалось это или нет?

Б.НЕМЦОВ: Мнение к чему? По поводу чего?

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Ну, чтобы оно прозвучало здесь. Мы же считаем его членом нашего оргкомитета?

Б.НЕМЦОВ: Не, он – член нашего оргкомитета, но вообще просто...

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Вообще. То, что он хотел бы здесь сказать. Не получилось это?

Б.НЕМЦОВ: Не-не, у нас такой связи нет. У нас есть связь... Ну, не хочу говорить в прямом эфире. У нас, во-первых, связи быть не может по определению (у адвокатов спросите), но она у нас каким-то невероятным образом существует, но явно не так, чтобы тексты согласовывать, вот поверьте мне. Поэтому я, все-таки, предлагаю текст подержать и двигаться дальше.

О.РОМАНОВА: Третий пункт. О технической подготовке митинга и перекрытии проспекта Сахарова. Установка сцены, вопросы безопасности. Давайте вопросы безопасности мы отдельно рассмотрим и попросим сделать это, все-таки, оргкомитету, уединившись с собой.

С.ПАРХОМЕНКО: Давайте я по всякой технике и технологии, поскольку я этим занимался непосредственно, будучи заявителем.

О.РОМАНОВА: И скажи сразу, почему, потому что я тебе ни копейки не дам.

С.ПАРХОМЕНКО: Сейчас скажу. Сейчас все скажу. Что «почем»? Почем я занимался? Бесплатно.

О.РОМАНОВА: Я тебе ни копейки ни дам.

С.ПАРХОМЕНКО: Хорошо. Смотрите, тут я должен всех снова адресовать к FaceBook, уж извините. Там есть, что называется, события. Ну, люди, у которых есть FaceBook, это знают. Страница «Событие» под названием «Митинг 24 декабря на Проспекте Сахарова». Пожалуйста, посещайте часто эту страницу, потому что на ней люди, которые днем и ночью там сидят, стараются поддерживать связь с вами и сообщать вам оперативно обо всем, что с этим митингом связано. Напоминаю, что нужно там отметиться, нужно заявить о том, что вы придете. Все это нам очень помогает, все это очень важно. Страница в FaceBook, которая называется «Митинг 24 декабря на Проспекте Сахарова». Итак, значит, то, что я скажу, по большей части там уже опубликовано. Но тем не менее, я это произнесу. Значит. Произошел очень подробный разговор и подробная экскурсия на место будущих событий вместе с руководством московской полиции и ГАИ, и сил правопорядка. Значит, что я могу сказать на сегодня? Митинг происходит в той части Проспекта Сахарова, которая находится с внешней стороны Садового кольца. Сцена будет стоять в конце проспекта, точнее, наоборот, в его начале, то есть спиной к Садовому кольцу. И этот вход будет полностью перекрыт. К сожалению, мы вынуждены это сделать из-за того, что там какие-то стройки рядом, заборы и такт далее. Сцена перекроет от края до края, по существу, весь этот проспект.

Значит, единственный вход на проспект будет с противоположного конца, то есть со стороны Каланчевской площади. Не удается организовать входы ниоткуда с боков, потому что во всех боковых улицах стройки, какие-то котлованы, ямы, стекло, железо и так далее, и большие массы людей не могут там идти – обязательно кто-нибудь провалится туда вниз и будут какие-то жертвы. Поэтому еще раз говорю всем, кто собирается участвовать в митинге, что вход только со стороны Каланчевской улицы. Она, скорее всего, будет перекрыта во время митинга для того, чтобы люди спокойно могли через эту улицу пройти.

О.РОМАНОВА: То есть это метро Комсомольская, выходить из метро Комсомольская.

С.ПАРХОМЕНКО: Это главным образом метро Комсомольская во всех его вариантах – там очень много разных выходов. И кроме того, это метро «Красные ворота», которое тоже относительно недалеко и тоже можно зайти с той же стороны. Значит, полиция обещает поставить там беспрецедентный совершенно фронт из этих вот металлических ворот, 50 штук они ставят в ряд для того, чтобы можно было войти. Все. И это будет единственный вход. Никакого входа со стороны Садового кольца не будет.

Значит, далее. Сцена. Будет строиться большая, не такая как обычно на митингах, не побоюсь этого слова, здоровенная сцена. Будет она стоять там в начале. Замечу, что занимаются этим люди, которые обычно создают самый большой в Москве и самый успешный в Москве массовый праздник, а именно Пикник «Афиши». Вот, люди с этим опытом, умеющие обращаться с десятками, а, может быть, сотнями тысяч людей взялись помочь нам с этим митингом. Значит, они строят эту большую сцену. Они строят, поскольку народу ожидается много и, видимо, участники растянутся на довольно значительное расстояние. Здесь вот у меня спрашивают «Будет ли дополнительный экран?» Да, будет. Посередине проспекта будет дополнительный экран. Будет ли дополнительный звук? Да, будет. Посередине проспекта будет отдельная ферма с дополнительным звуком.

Далее. Что можно, чего нельзя. Мы договорились с полицией о том – это их требование и мне это требование представляется особенно в свете того, о чем говорил Борис по поводу предстоящей нам борьбы с провокациями, ввести следующие ограничения. Не разрешается вносить туда напитки в стеклянных бутылках, не разрешается вносить туда металлические банки с разного рода напитками, не разрешается всякое горючее, всякая пиротехника и всякие фаеры. Не разрешаются металлические древки флагов. Это хорошо знают все футбольные болельщики.

- А в термосе?

С.ПАРХОМЕНКО: Сейчас, секунду, про это скажу. Разрешается все пластмассовое – это пожалуйста. Единственное, что там могут попросить показать на входе. Ничего страшного. Не разрешаются мегафоны и разного рода звукоусиливающая аппаратура. Для того, чтобы как-то эту ценную технику не потерять, пожалуйста, не тащите ее с собой.

Значит, мы получили очень много вопросов про термосы. Действительно, по всей видимости, будет холодно. Я думаю, что мы отдельно об этом договоримся, что термос является исключением из правила стеклянной тары и правила металлической тары. Другое дело, что, друзья, давайте как-то, что называется, без всякой хитрости. Если вы приносите такой термос, который вы собираетесь в кого-нибудь бросить, то его у вас отнимут. А если вы приносите термос с чаем, потому что хотите его пить, чтобы не мерзнуть, то вас, разумеется, с ним пропустят. Тут, что называется уже, без обид.

О деньгах. Говорим о деньгах?

О.РОМАНОВА: Подожди. А досмотр осуществляет сотрудник полиции?

С.ПАРХОМЕНКО: Они не осуществляют никакого просмотра.

О.РОМАНОВА: От организаторов-то кто будет?

С.ПАРХОМЕНКО: Разумеется. Значит, здесь, я думаю, нужно нам будет условиться, кто вместе с теми, кто как обычно стоит на этих воротцах, кто будет там находиться, потому что не исключено, что возникнут какие-то конфликтные ситуации, не исключено, что там будут какие-то споры. Ну, придется организаторам тоже взять на себя обязательство в этих спорах каким-то образом участвовать, ничего не поделаешь. Вот.

О.РОМАНОВА: А нужны ли нам волонтеры? Потому что организаторов слишком немного для того, чтобы уследить и за воротами, и за сценой. Волонтеры нужны.

Б.НЕМЦОВ: Смотрите, вот абсолютно точно нужны не просто волонтеры, а активисты, которые займут территорию перед сценой хотя бы за час или за полтора до митинга. Надо понимать, что, например, нацисты пришли вчера на Пионерскую гораздо раньше, чем народ. Хотя, петербуржцы были абсолютно, ну, такие, интеллигентные, достойные, приличные люди, но они не смогли прийти близко – там все было занято. Поэтому надо прийти раньше. Тут вот есть Толя Ермолин, он расскажет, может, что надо сделать особенно. Но у нас есть ответственный за это Петр Царьков. Кстати, он назначен ответственным и от инициативной группы, которая в Домжуре заседала. Мы этим занимаемся. Нужны активисты всех организаций, заявителей в первую очередь, то есть Левый фронт там, Солидарность, Партия народной свободы и все остальные. И чем больше будет людей нормальных, тем лучше, в самом начале, потому что, конечно, большинство граждан придут вовремя и заранее, и за час прийти не смогут, правильно? Это первое.

Второе, защита сцены – это ключевой вопрос, который мы должны решить и с полицией, и с нашими активистами. Потому что еще раз повторяю, в Петербурге захватили сцену. Я просто еще буквально 2 слова по поводу организации. Поскольку хоть Дима и говорит, что минус, тут все время прогноз меняется как обычно, мы там предполагаем, что будет горячий чай и предполагаем, что, естественно, будут туалеты. Короче говоря, все это будет, потому что тысячи человек...

С.ПАРХОМЕНКО: Да, об этом ужасном давай я поговорю. Нам требуется – и я прямо здесь могу об этом сказать – нам требуется содействие мэрии Москвы. Прежде всего, нам требуется разрешение на то, чтобы люди могли организовать там, что называется, такую подвижную торговлю чаем и всяким прочим. Другой вопрос, будут ли они раздавать это бесплатно или они будут продавать это, но и в том, и в другом случае им нужно разрешение. Есть достаточное количество волонтеров, которые готовы раздавать бесплатно, но без разрешения они попадают под действие закона и мы их очень сильно подставляем. Поэтому я сейчас обращаюсь к тем чиновникам мэрии, от которых это зависит, прежде всего господину Горбенко, с которым мы работали...

Б.НЕМЦОВ: Ты дозвонился, Сереж?

С.ПАРХОМЕНКО: Я – нет. Это Володя должен был до него дозвониться.

В.РЫЖКОВ: И я – нет.

С.ПАРХОМЕНКО: Тоже нет?

В.РЫЖКОВ: До комитета дозвонился.

О.РОМАНОВА: Господин Горбенко, можно обратиться к господину Горбенко и всем его знакомым, родственникам, соседям, секретарям. Господин Горбенко, ответьте, пожалуйста, Сергею Пархоменко, Владимиру Рыжкову или Борису Немцову. Пожалуйста, господин Горбенко.

Б.НЕМЦОВ: Я уже ему смску написал.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну вот. Мы очень нуждаемся в этом разрешении, это первое. Второе, что нам обязательно нужно. Нам нужно перекрыть движение там на проспекте достаточно рано, как минимум в полночь предыдущей ночи. Это ночь с пятницы на субботу. Там не очень активное движение, я думаю, что никому мы сильно этим не помешаем.

О.РОМАНОВА: На дачу. Нет?

С.ПАРХОМЕНКО: Как? На дачу по Проспекту Сахарова? Там ближайшая дача... Там, собственно, далековато будет. Вот. Значит, перекрыть движение как минимум с нуля часов накануне. Это разрешение может дать только мэрия. Опять-таки, обращаемся с этой просьбой, и тут мы, друзья, без вас не обойдемся.

Третья история. По норме на каждые 500 человек, участвующих в митинге, полагается передвижной туалет. Чем холоднее, тем нужда в туалетах, как известно, больше – таковы особенности человеческого организма. По меньшей мере, многих человеческих организмов. Значит, если нас 100 тысяч человек (давайте ориентироваться, все-таки, на это), норма 500 человек на туалет... Кто видел когда-нибудь в ряд 200 передвижных туалетов, на того это должно, наверное, произвести большое впечатление. Где их взять, непонятно. Значит, здесь нужно тоже содействие нашей мэрии.

Провести туда водоканал? Прямо непосредственно?.. Ну, в общем, найдем, но помощь здесь, несомненно, нужна. Значит, дальше. О деньгах. Или не о деньгах?

О.РОМАНОВА: О деньгах.

С.ПАРХОМЕНКО: Теперь о деньгах. Значит, здесь я обращаюсь к тем вопросам, которые мы получаем. Я получил здесь письмо, собственно, от людей, которые обрабатывают вопросы, которые говорят, пишут мне следующее. Вот вопрос о деньгах. Первое, зачем нужны деньги на митинг? Отвечаю: деньги на митинг нужны, прежде всего, для того, чтобы построить вот то, что я сказал – сцену, звук, свет, дополнительный звук, дополнительный свет, экран.

О.РОМАНОВА: Туалеты.

С.ПАРХОМЕНКО: Нет, секундочку, это отдельная история. Значит, по части сцены наши представления сегодня составляют, что та сцена, которая нам нужна, и тот звук, который нам нужен, вот на это количество людей... Вы помните, что на предыдущем митинге со звуком было очень плохо, было фактически ничего не слышно. Значит, вот это стоит 2 миллиона рублей. И это результат довольно обширного тендера, который мы провели. И было много разных у нас предложений. Бесплатно нам никто этого не даст, тем более, что, обратите внимание, что это время всяких корпоративов и так далее, это золотое время для всех тех фирм, которые этим занимаются. Значит, 2 миллиона рублей, я думаю, за это мы должны будем отдать.

Дальше. Следующий вопрос. Значит, вот, прежде всего на это. Почему так много, 3 миллиона? Есть ли уже какая-то смета? Значит, я сказал, что есть история с туалетами, есть история со связью. Совершенно очевидно, что организаторам нужна связь, а обычная мобильная связь не работает, когда в одном месте собирается 100 тысяч человек – мы это видели. Это значит, что нужна связь какая-то специальная. Дальше, есть люди, которые готовы организовать (их много разных) трансляцию хоть на всю страну, оттуда, с митинга. Им нужно войти в интернет. Это стоит денег. Они сами организовывают все, что угодно, но интернета у них нет и взять им негде. Значит, нам придется кому-то заплатить за то, чтобы по воздушному каналу, что называется, войти в какой-то надежный интернет для организации трансляции.

Следующая история. Есть крупные социологические компании, прежде всего, Левада-центр, которые предлагают нам чрезвычайно важную вещь, а именно опрос там на митинге. Этого никто никогда не делал. Это серьезная очень история, эта история стоит денег. Никто не собирается на нас зарабатывать, но совершенно очевидно, что они не могут сделать этого бесплатно, потому что они нанимают волонтеров, опросчиков... Ну, не волонтеров, а, так сказать, сотрудников, которые там, собственно, опрашивают. Это стоит денег. Так что вот я перечисляю сейчас основные статьи расходов.

Значит, почему на митинг 10-го не собирали? Откуда деньги на него взялись? Нашлись люди, которые заплатили довольно значительные деньги за этот митинг. В этот раз нам показалось (и я думаю, что это общее мнение тех, кто сидит за этим столом), митинг должен быть оплачен теми, кто в нем участвует. Вот по результатам, которые мы имеем за первые сутки работы кошелька Романовой в Яндексе, очень небольшими порциями мы получаем деньги – в среднем, переводы обычно 400 рублей, 500 рублей.

О.РОМАНОВА: 500, 700, есть по 10 тысяч и довольно много перечислений.

С.ПАРХОМЕНКО: Но это как-то уже увеличилось в последнее время.

- Лазареву к мужу надо.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Да, Татьяна Лазарева.

С.ПАРХОМЕНКО: Пропускаем Лазареву к мужу.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Я перехожу из ложе в партер.

С.ПАРХОМЕНКО: Значит, следующий вопрос. Можно ли открыть кошельки в других системах? Прежде всего, речь идет о кошельках в системах, которыми пользуются наши соотечественники за рубежом. Ответ: «Нет». Поиском этого ответа и объяснением этого ответа занимался человек по имени Алексей Козлов, который, между прочим, хороший финансист и окружен другими хорошими финансистами. Я просто попросил его, чтобы он помог мне советом тогда, когда мы с Олей общались на эту тему.

Значит, история простая. Деньги, которые обращаются в этих кошельках, не предназначены для того, чтобы вынимать их на территории РФ. Они, грубо говоря, там, за границей рождаются и там, за границей и умирают. Их сюда привести – это... Ну, теоретически можно, но это огромное время и абсолютно ненужные нам сложности. И, ну, собственно, я хотел бы всем напомнить, что речь идет о 4-х днях, которые нам остались. Поэтому я сейчас обращаюсь еще и к тем, кто нас слушает вовне. Нет, к сожалению, мы не сможем открыть эти кошельки за границей. Если вы живете за границей или, там, оказались в отпуске, или что-нибудь такое и хотите помочь митингу, что мы горячо приветствуем, найдите, пожалуйста, способ заплатить здесь. Позвоните кому-нибудь из ваших знакомых и попросите их прийти и заплатить здесь. Вы им потом вернете. Я думаю, что это самый простой способ.

О.РОМАНОВА: Или можно перевести со счета на счет, на любой счет, имеющийся в России.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну да, или переведите кому-нибудь, какому-нибудь знакомому, родственнику, кому-нибудь переведите деньги и попросите заплатить. Кстати, что касается этих платежей, я хотел бы напомнить, что простейший, самый эффективный, самый быстрый, самый беспроблемный и самый анонимный, если вас это интересует, способ платежей в этот кошелек – подойти к любому метро, найти стоящую там железную тумбочку, вот этот самый терминал. Почти все терминалы работают с кошельками Яндекс Деньги. Ввести там номер кошелька Романовой – номер этот можно теперь в тысячах мест в интернете найти – и осуществить платеж там. Это гораздо проще, чем любыми другими способами.

О.РОМАНОВА: И очень важное замечание. Там есть кнопочка «Благотворительность» еще. У кого есть возможность дописать «Дарение», то дарение. Потому что иначе, если этого не указать, мы должны будем отдать в бюджет 13% подоходного налога от собранной суммы. Пожалуйста, если можно, укажите «Дарение».

Б.НЕМЦОВ: Это Оля абсолютно правильно сказала. Я собирал деньги на издание доклада «Путин. Коррупция». Дело в том, что все деньги, которые поступают на Яндекс Деньги, потом будут учитываться как доход Ольги и она должна будет заплатить 13%-ный налог. Я уже заплатил. Это серьезная история. Поэтому дарение – это очень важная вещь. На самом деле, очень важная.

С.ПАРХОМЕНКО: Собственно, вот. Мне кажется, по деньгам я...

Б.НЕМЦОВ: Не, секундочку, можно я добавлю? Значит, насчет анонимности правильно Сергей все сказал, что терминалы позволяют анонимно перечислять деньги. Есть одна проблема – это комиссионные. Значит, есть способ перечислять деньги без комиссионных – надо зайти в Евросеть. Ты заходишь в Евросеть, отдаешь наличными деньги, говоришь номер Романовой и без комиссионных именно Евросеть, единственная сеть будет перечислять деньги. Остальные будут брать 5%, некоторые 8% берут комиссионных. Это плохо очень. Кроме того, те, которые не стесняются и не боятся, они могут без комиссионных со своих личных счетов перечислять.

О.РОМАНОВА: Есть еще один способ. Если зайдете в Яндекс Деньги, внимательно прочитаете до конца инструкцию, как пользоваться, там есть название одного банка, которое я сейчас не буду вслух произносить, чтобы не было рекламной паузы здесь, который тоже это делает без комиссии.

С.ПАРХОМЕНКО: Еще раз я скажу, что подробности, пожалуйста, смотрите на странице в FaceBook, которая называется событие, «Митинг 24 декабря на Проспекте Сахарова» и смотрите, пожалуйста, еще в твиттере, который называется WakeUpR, то есть, типа, «Проснись, Россия».

Б.НЕМЦОВ: Вставай, страна огромная.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, типа, вставай, страна огромная. WakeUpR – это наш твиттер. Заходите, там подробно и часто освещаются все новости, которые вам понадобятся для, я бы сказал, полноценного качественного участия в этом митинге. У меня с деньгами все.

Б.НЕМЦОВ: Тут добавление. Тут Женя Альбац. Очень коротко, Сергей. Позвольте я задам?

С.ПАРХОМЕНКО: Да-да.

Б.НЕМЦОВ: Женя прислала записку, не сошли ли мы с ума платить за сцену 2 миллиона. Значит, смотрите, какая история. Митинг на Болотной – я это не понаслышке знаю – его бюджет составил 300 тысяч рублей. При этом сцена стоила где-то 180 тысяч, а 120 обошлась реклама на «Эхе». Все, вот весь бюджет, всего 2 статьи.

Значит, правильно все говорили и в том числе москвичи возмущались, что не было звука. Там были очень слабые динамики, очень маленькая сцена, там не было экранов и поэтому мы решили провести тендер – Сергей о нем упомянул. В этом тендере приняло участие 8 компаний. 8! Эти 8 компаний, ни одна из них альтруизмом не страдает и благотворительностью заниматься не хочет. Поскольку это качественно совсем другая история, то оказалось, что бюджет мероприятия в 10 раз больше, чем бюджет на Болотной, только для того, чтобы люди все услышали и люди все увидели. Вопрос: мы готовы с помощью прозрачной процедуры Оли Романовой и всех остальных неравнодушных это обеспечить? Или нет? Если нет, тогда можем сделать как на Болотной – никто ничего не услышит. Вот, собственно, и все.

И еще одно техническое денежное предложение. Давайте сейчас на оргкомитете утвердим Романову казначеем. Это важно. Мы должны ей представить бюджет, в том числе и сколько в итоге получится сцена и все остальное.

О.РОМАНОВА: А я его сначала вывешу. Я бюджет сначала вывешу, чтобы вы увидели возражения поступающие и, может быть, альтернативные предложения. Потом, все-таки, мы, может быть, в узком кругу обсудим все это, все эти возражения и все вопросы. Только потом я буду снимать эти деньги в режиме реального времени. Все, ушло. То есть держите меня семеро, если что.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Ольга, а что мы будем делать, если мы соберем больше денег, чем нам для этого надо?

С.ПАРХОМЕНКО: Да, вот это вопрос, который задают. Значит, действительно, если дело пойдет вот так, как оно пойдет, как оно идет сейчас, на что я очень надеюсь, вполне вероятно, что денег будет больше, чем нам нужно. Очень хорошо. Все эти деньги останутся в кошельке Романовой для того, чтобы быть расходуемыми на Московскую ассоциацию избирателей, если митинг примет решение о том, что она там создается. Кроме того, я хочу обратить ваше внимание, что у меня есть сильное подозрение (и думаю, что у нас у всех есть это сильное подозрение), что это не последний митинг, что нам предстоит еще кое-какое количество митингов. И у меня есть ощущение, что нам не будет дальше, по мере того, как наши митинги будут иметь успех, нам не будет дальше проще собирать эти деньги. Боюсь, что их будет собирать в значительной мере сложнее, потому что найдутся люди, которые захотят нам помешать. Это несомненно так.

- Где можно посмотреть, сколько собралось?

С.ПАРХОМЕНКО: Значит, сейчас можно посмотреть на наших страницах в FaceBook, где просто время от времени Оля сообщает, она заглядывает в свой кошелек и сообщает, сколько.

О.РОМАНОВА: Вам смотреть нельзя – я не скажу никому код.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну да, прямой доступ мы не дадим. Нет, заглянуть в кошелек Романовой нельзя. Можно время от времени послушать, что говорит Романова.

О.РОМАНОВА: В момент, когда я входила, было полмиллиона рублей.

С.ПАРХОМЕНКО: Последний раз когда ты входила, да?

О.РОМАНОВА: Последний раз перед тем, как я вошла.

Б.НЕМЦОВ: Оль, дело в том, что мы собирали деньги, я считаю, надо сделать не так. Надо создать наблюдательный совет, чтобы тебя никто ни в чем не подозревал, у членов...

С.ПАРХОМЕНКО: А можно Оля сама его создаст?

Б.НЕМЦОВ: Конечно, можно. Я же не сказал, что мы создадим.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, значит, она это и должна создать.

Б.НЕМЦОВ: Не, секундочку. Надо создать. Я ей предлагаю сделать схему, когда ее точно никто ни в чем не будет подозревать. Создать самой наблюдательный совет, дать этим людям код. Это люди достойные. Я тебе точно говорю, это надо сделать. И эти люди могут заходить в кошелек и публиковать скрины пересылки денег туда-сюда. Это очень правильно, поверьте мне. Это было сделано, это Навальный делал, это там я делал и многие другие.

О.РОМАНОВА: Это невозможно, потому что сегодня с утра я провела довольно много часов в офисе Яндекса и мы создали, в общем, специально практически под нас огромную совершенно защитную систему с все время меняемыми случайными кодами, которые нельзя подобрать. Поэтому я предлагаю сделать так. Вот в тот момент, где вы меня застукали, вот сейчас есть WiFi, вот любые люди, любые граждане ко мне могут подойти, сказать: «Романова, прямо при нас открывай свой кошелек и прямо сейчас вывешивай». Я скажу: «Отвернитесь на секундочку, чтобы я ввела новый код, после чего, пожалуйста, вот скриншот, вот он вывешивается». Это не наблюдательный совет, а просто любые граждане, видящие меня где угодно, где есть WiFi. При вас я открываю, при вас захожу, при вас показываю. Вот, собственно, и все, что я могу предложить.

Т.ЛАЗАРЕВА: Но, все-таки, отчеты ты какие-то будешь делать?

О.РОМАНОВА: Безусловно-безусловно.

Т.ЛАЗАРЕВА: Ну, нормально. Не, ну если мы ей доверяем как казначею, зачем еще над ней наблюдательный совет?

О.РОМАНОВА: Там слишком сложности. Пока мы сегодня приняли максимальную какая есть (я такого не видела никогда), я потом расскажу, как это выглядит, это просто что-то необыкновенное.

Т.ЛАЗАРЕВА: Ну и слава богу.

- У меня вопрос про смски. Как вы считаете, эффективна ли перед митингом рассылка смсок с сообщением о митинге и призывом на него пойти?

С.ПАРХОМЕНКО: Подожди секундочку. Это другая, следующая тема. Если хотите, я к ней перейду. Это большая тема всякой оффлайновой деятельности. Нет, она ровно здесь же – это, что называется, техническая организация. Просто все, что мы говорили сейчас, это наша жизнь в онлайне. А есть еще наша большая жизнь в оффлайне, о которой я тоже хотел бы говорить, потому что, в частности, эта жизнь тоже требует от нас, как это ни печально, некоторого количества денег. Например, есть... Ну, я хотел бы, во-первых, напомнить, что, может быть, кто-то там не был из нас, что в минувший четверг в одном из московских клубов, а именно в клубе «Мастерская» - никто этого не скрывает и скрывать не собирается – собралось несколько сотен человек, которые хотели помогать организаторам митинга для того, чтобы, действительно, это все существовало не только внутри интернета. Они предлагали самую разную деятельность, самые разные программы, самую разную активность (назовем это так). И многие их предложения были там же на месте немедленно приняты, и там же на месте были сформированы группы людей, которые готовы этим заниматься.

Вторая такая же встреча (я думаю, что еще более многолюдная) произойдет в будущий четверг, то есть непосредственно, как бы, за двое суток до события. Значит, о чем там идет речь?

О.РОМАНОВА: Тоже в «Мастерской»?

С.ПАРХОМЕНКО: Это речь идет уже о людях, которые по результатам этого нашего собрания там принялись за работу. Значит, например, они напечатали в общей сложности 10 тысяч самоклеющихся таких плакатов, 5 тысяч листовок, еще 5 тысяч листовок и раздали огромное количество трафаретов, с помощью которых можно рисовать краской, ну, смывающейся краской, которая не наносит никакой травмы городу, рисовать разного рода знаки и информацию об этом событии. Значит, просто чтобы вы понимали масштаб. Вот, вся программа вот этой наглядной агитации сегодня требует от нас примерно 250 тысяч рублей.

Вообще, история с деньгами здесь наталкивается на то, что никто никогда не организовывал в России (не побоюсь этого слова) митингов такого размера. Потому что митинги, которые были в 80-х и 90-х годах, происходили без этого и происходили бесплатно при помощи народного энтузиазма. Сегодня ничего из этого не выходит, потому что никакого энтузиазма на уровне сцены, например, мы не можем обнаружить. Мы не можем обнаружить никакого энтузиазма на уровне этих туалетов – за них нужны деньги и так далее. Нет такой бесплатности. И люди, которые пишут нам бесконечно, что «Чего вы там? Это вообще можно все сделать с двух грузовиков», должны отдавать себе отчет, что с двух грузовиков на 100 тысяч человек нельзя. Там совсем другие цифры. И даже когда речь идет о несчастных каких-то листовках, все это разрастается до совершенно колоссальных каких-то размеров.

О.РОМАНОВА: Тут есть предложение, все-таки, перейти к ведущим, к пункту 4, ведущие митинга.

С.ПАРХОМЕНКО: Я предлагаю сделать паузу. Мы абсолютно точно здесь не переберем все варианты этих активити. Я предлагаю людям, которые с обираются заниматься этими смсками, которые собираются вирусным образом их распространять, следить, что называется, за рекламой и прийти в четверг в эту самую «Мастерскую» и быть одной из этих групп... Вы же не собираетесь рассылать смски сейчас. Понятно, что их надо рассылать близко к событию.

О.РОМАНОВА: Во сколько в «Мастерской»?

- Надо сделать в четверг.

С.ПАРХОМЕНКО: Совершенно верно. Вот, в четверг это и произойдет. Я же вам говорю, что в четверг у нас произойдет это событие. Приходите, пожалуйста. Или те, кто собирается этим заниматься. Пусть они придут в эту «Мастерскую» или, может быть, это будет не «Мастерская», а что-то другое. Мы объявим. И там объявят о своей инициативе и получат там всяческое содействие. Все это для того и собирается, чтобы сконцентрировать все эти инициативы в одном месте в одних руках. Это наиболее эффективный способ этой работы. Это совершенно уже себя доказало, потому что мы видим, что если бы мы не собрали этого на прошлой неделе, ни за что все то, что делают сейчас... Я могу длинный-длинный список зачитать.

О.РОМАНОВА: Сергей, давай двигаться дальше, не пугай нас длинным списком.

С.ПАРХОМЕНКО: Да-да.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Я хочу сказать, что я не для того уступил место Татьяне Лазаревой, чтобы она сидела и молчала. Тань, скажите, что вы думаете.

Т.ЛАЗАРЕВА: Вы знаете, я думаю, что, на самом деле, нужно не бросать это дело и все больше и больше активизировать больше людей. Потому что я, например, узнала вчера, что в Свердловске, в Екатеринбурге митинга не будет 24-го числа. Мы просто с Мишей будем в этот день в городе Свердловске, собирались пойти туда. Там сказали, что... Ну, нет, там я связалась с ребятами, с Егором Бычковым, кстати, он сказал, что там на первом митинге было 5 тысяч человек, на втором – 2 тысячи, и они решили отменить этот митинг. Потому что побоялись, что придет просто 500 человек. И я вот даже хотела бы понять, как поступать: мы говорим о Москве или мы, все-таки, имеем в виду какие-то другие города?

О.РОМАНОВА: Мы говорим только о Сахарове, да.

Т.ЛАЗАРЕВА: Ну, ясно. Все, тогда я снимаю.

Д.БЫКОВ: Насчет того, что холодно, есть замечательная идея Ирины Ясиной. Как известно, непобедима нация, которая зимой ест мороженое. Прийти туда с мороженым, угощать, давать полиции, есть, держать в руках, к тому же оно белое, к тому же с ленточкой. Мне кажется, что в этом есть какая-то определенная креативная суть.

О.РОМАНОВА: Было предложение по перерыву или было предложение по ведущим, все-таки? Давайте по ведущим.

С.ПАРХОМЕНКО: Я боюсь, что перерыва у нас не получится, потому что... Значит, смотрите, мы тут получаем... Несколько человек у нас получили здесь смску одного и того же содержания, а именно что у вас там в коридоре находится Конева из Комкона с новыми данными опросов.

О.РОМАНОВА: Вот она. Она не в коридоре, она не в коридоре, я жду ее, Лену Коневу.

С.ПАРХОМЕНКО: Здрасьте. Как хорошо, что вы не в коридоре. Возьмите, пожалуйста, микрофон.

О.РОМАНОВА: Нет-нет. Лена Конева сделала опрос совершенно бесплатно, большой хороший вопрос.

Е.КОНЕВА: У меня есть предложение, чтобы вы шли по повестке.

Б.НЕМЦОВ: Ну, конечно.

Е.КОНЕВА: Нет, у меня есть предложение. Я предлагаю вам завершить повестку, в основном. Я просто считаю, что будет правильно, если я буду выступать в завершение.

С.ПАРХОМЕНКО: Хорошо.

О.РОМАНОВА: Давайте по ведущим, потом, все-таки, безопасность, а потом мы поговорим с Леной. Ведущие митинга. По ведущим митинга.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Голосование сегодня можно устроить по этому поводу?

О.РОМАНОВА: Давайте попросим голосование.

Б.НЕМЦОВ: Вот смотрите, дело в том, что ведущие – это очень такой, специфический жанр. Ведущие митинга, я хочу обратить внимание. Это очень специфический жанр. И у меня так, где-то 20-летний опыт примерно и я не умею быть ведущим, например, 100%. А Владимир Александрович Рыжков, мой товарищ и коллега умеет, причем начиная с конца 80-х он начал этому учиться.

С.ПАРХОМЕНКО: Хорошим был ведущим в прошлый раз.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Нормально, что представитель одной из политических партий будет ведущим?

Б.НЕМЦОВ: Не-не-не, минуточку. Я договорю. Я не считаю. Послушайте, я договорю. Я считаю, что должно быть трое ведущих – Рыжков, возможно, кто-то, я не знаю... Ну, в отсутствие Парфенова, наверное, предлагать Парфенова плохо, но надо подумать, кто еще. Надо иметь в виду, что эти люди не просто чувствующие народ, но это еще и люди смелые, потому что там всякие бывают случаи. Там, например, захватываются сцены, вырываются микрофоны, в тебя кидают там чем-то. Это целая история.

Кроме того, это ответственность, особенно в конце, когда надо, чтобы люди спокойно разошлись. Это серьезно. Поэтому у меня предложение от политической части. Володя вел митинг на Болотной, по-моему, очень неплохо.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Я, вот, например, про Быкова думаю.

Д.БЫКОВ: Я не убежден. Я думаю, что Чулпан Хаматова была бы идеальным вариантом.

М.ШАЦ: К сожалению, не будет. Я просто хотел еще...

Д.БЫКОВ: Пушного нельзя от вас? Или вы все там?

М.ШАЦ: Мы с Пушным. Я вот еще хотел сказать, потому что тема ведущего – она тоже связана со структурой митинга самого. То есть, может быть, я пропустил, это обсуждение уже было у вас, но очень хотелось избежать ошибок прошлого митинга в связи с расстановкой выступающих. Это очень важный момент.

Б.НЕМЦОВ: Это следующий вопрос.

М.ШАЦ: Да?

Б.НЕМЦОВ: Серьезно. Выступающие – это потом.

М.ШАЦ: Да, это очень важно.

Б.НЕМЦОВ: Выступающие – это вообще история будь здоров.

М.ШАЦ: Это очень важно, очень важно.

Е.КОНЕВА: А можно я скажу?

О.РОМАНОВА: Только быстро.

Е.КОНЕВА: Нет, быстро состоит в том, что я, как бы, здесь представляю людей, которые воспринимают митинги. И люди, которые ведут митинги, они, на самом деле, очень жестко ассоциированы с организаторами и самыми основными вдохновителями. Если говорить о пожеланиях людей, Ну, как бы, мы провели там спонтанные, достаточно быстро какие-то качественные исследования. Пожелание людей – чтобы это был... Я прошу прощения, как бы, моя задача донести информацию, поэтому, может быть, я прямо обижу каких-то людей здесь конкретно, но это должен быть политический митинг без очевидного такого приоритетного участия политиков. Поэтому мне кажется, что митинг будет иметь гораздо больший успех, если он нетрадиционно будет вестись традиционными ведущими, не знаю там, любимцами народа, которые вообще к политике отношения еще до последнего времени не имели вообще. Это просто я говорю на основании данных. Я думаю, что небезопасны будут там все без исключения, потому что совершенно неизвестно, откуда...

- (НЕРАЗБОРЧИВО)

Е.КОНЕВА: Я ничего не предлагаю, я всего лишь сказала о том, как воспринимаются ведущие. И это связано и с контентом митинга, и с резолюцией, и со всеми остальными вопросами.

О.РОМАНОВА: Постольку поскольку ведущие связаны с безопасностью, все-таки, у меня есть предложение поговорить о безопасности.

Б.НЕМЦОВ: Не, давайте с этим закончим. Смотрите, вот мне кажется, что поскольку это общегражданский митинг, я согласен с тем, что, безусловно, популярные люди, которые к политике не имеют отношения, должны быть ведущими. Но поскольку это, все-таки, митинг протеста, это митинг политический, не иметь в качестве ведущего опытного человека тем более с хорошей репутацией – это глупость, это абсолютно неправильно. Ну, опять, это не работа конферансье, это серьезная история. Понимаете? Речь о власти идет, да?

О.РОМАНОВА: Мы говорим о 3-х ведущих, поэтому...

Т.ЛАЗАРЕВА: Не понимаю, ребят. 3 ведущих не может быть...

Б.НЕМЦОВ: Может быть. Тань, Тань, Тань, у нас было на Болотной 3.

Т.ЛАЗАРЕВА: А, да?

Б.НЕМЦОВ: У нас было на Болотной 3. Это несколько часов, это на морозе. У меня поэтому простое предложение. Вот есть предложение Рыжкова и есть 2 вакансии. Вот давайте зафиксируем некую стартовую позицию, а по поводу вакансий можем там на следующем заседании оргкомитета решить.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Вы знаете, у меня есть ощущение, что наше заседание затягивается дольше нужного. Давайте подводить итоги. Те вопросы, которые мы не решили, ну, решим как-то в рабочем порядке, иначе это превращается в какое-то...

О.РОМАНОВА: Подождите, мы должны еще решить по поводу безопасности.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Все равно большую часть работы делают сотрудники оргкомитета, которых мы здесь не видим, да? Основную часть работы.

О.РОМАНОВА: Мы не можем сейчас... Это слишком затянется. У меня есть большая просьба сейчас, все-таки, закончить с трансляцией, прежде чем мы подведем итоги.

Б.НЕМЦОВ: И еще один вопрос по поводу выступающих.

С.ПАРХОМЕНКО: Длинная большая история. Я несомненно думаю, что нужно, я уверен, что нужно этим заниматься сейчас. Но просто давайте отдадим себе отчет, что это непростая вещь и что нужно...

Б.НЕМЦОВ: Надо информировать, что происходит.

С.ПАРХОМЕНКО: Значит, давайте. Давайте мы проинформируем. Значит, вот, не побоюсь этого слова, некоторая аналитика, которая сделана людьми, которые модерируют опросы в FaceBook. Значит, у нас все это время на протяжении последней недели или больше функционировало 2 опроса. Проблема заключается в том, что их 2. Они были одновременно открыты, независимо друг от друга. Люди распределились между ними, и у нас нет никаких оснований, чтобы один из этих опросов считать главным, а другой – второстепенным. Один из этих опросов висит на, собственно, странице, о которой я уже много раз говорил, которая называется «Мы были на Болотной» - это комьюнити тех, кто участвует в этом митинге. Вторая висит на личной странице Ильи Красильчика, главного редактора журнала «Афиша». Но абсолютно не важно, где она висит, важно, сколько там народу. Значит, в одном случае проголосовало больше 61-й тысячи человек, и в другом случае...

О.РОМАНОВА: И голосование продолжается, правильно?

С.ПАРХОМЕНКО: И голосование это продолжается. Оно продолжается непрерывно, остановить его нельзя. FaceBook не позволяет зафиксировать и остановить голосование. Можно только закрыть эту страницу. Или можно на какой-то момент просто успеть записать все, что на ней написано. Значит, 61 с лишним тысяча в одном случае и 45 с лишним тысяч в другом случае. Это очень много. И там, и там – 100 позиций. Эти позиции, во многом, совпадают. Первые, там, скажем, десятки просто совпадают один в один. Но есть и кое-какие расхождения: есть люди, которые там есть, тут нет, есть люди, которые на разных позициях в двух разных списках и так далее. В общем, нам несомненно предстоит, если мы опираемся в выборе выступающих на этом митинге на это голосование, а, на мой взгляд, нужно это делать, потому что такой объем проголосовавших не позволяет их проигнорировать. Это столько народу, ответивших на прямой вопрос «Кого вы хотели бы видеть на этом митинге?» И это был открытый вопрос, там не было ничего написанного изначально, люди писали, что они считали нужным, вписывали, иногда каких-то смешных претендентов. Ну, хорошо, это шутка, шутку можно и вычеркнуть. А вот серьезные фамилии вычеркнуть нельзя, никакие, которые там написаны.

Значит, в общей сложности есть 100 и 100 в этих двух голосованиях. На мой взгляд, единственная возможность сейчас – это объявить некоторое финальное голосование, совместить 2 этих списка и по ним голосовать. Мы не можем – я в этом убежден – просто совместить 100 и 100. Даже мы при этом там вычеркнем совпадения, поскольку никто же не будет выступать 2 раза. Если мы вычеркнем совпадения, вот тут посчитали, останется 139 позиций. Столько не влезет. Всего максимум 100. Кроме того, по-моему, это немножко обидно для всех тех, кто принимал участие в этом голосовании. Ну, все-таки, люди голосовали, они что-то имели в виду, они как-то располагали свои предпочтения, они хотели, чтобы кто-то прошел, кто-то не прошел. А тут мы все это обнуляем, и вместо этого говорим «Нет, это вы просто только записывали фамилии, а вообще все начинается сначала».

О.РОМАНОВА: Так какое предложение?

С.ПАРХОМЕНКО: Предложение заключается в следующем. Взять половину. Ну, это нормальная, как бы, ситуация в любом спорте – вот когда 2 команды играют, одна проходит в финал, а другая – нет. 50%. Срезать пополам эти списки, взять верхнюю половину, 50 первых из одного, 50 первых из другого. Когда мы совместим эти 50 и 50, и вычеркнем повторения, которые там есть, у нас останется 66 фамилий. Это уже сейчас... Ну, вот, по состоянию на сегодня (может быть, в тот момент, когда мы будем это делать, что-то изменится). Если мы это сделали сейчас, осталось бы 66 фамилий.

О.РОМАНОВА: Из них 20 уедет в Екатеринбург.

Т.ЛАЗАРЕВА: 3.

О.РОМАНОВА: Это мы еще не знаем.

С.ПАРХОМЕНКО: Не знаем мы этого. 66 фамилий. По этим 66 фамилиям мы можем начать в определенный момент голосование сначала и дальше решить, там же в FaceBook мы это можем на одной странице, на странице, которая будет называться «Мы были на Болотной» будет вывешен этот опрос. В тот момент, когда мы об этом договоримся, в него войдут результаты совмещения, если вы согласны, вот этих 50 и 50. Это наступит одномоментно. Единственное, что надо понимать, что FaceBook устроен так, что только в первый момент их можно вывесить в алфавитном порядке, а дальше они начнут там перемещаться в зависимости от того, как проголосовали ваши друзья и так далее. Не важно. Ну, в общем, вы их увидите там в некотором другом случайном порядке. Это не имеет значения. Имейте в виду, что всего там 66 позиций и вы имеете право по ним проголосовать.

О.РОМАНОВА: Есть предложение, все-таки, завершать.

С.ПАРХОМЕНКО: И дальше мы обрезаем столько, сколько мы считаем нужным выступить. 25 человек первых? 25. 30? 30. Столько, сколько, как мы считаем, должны выступить.

Б.НЕМЦОВ: Ясно. Дело в том, что мы не одни, кто интересуется в том числе и выступающими. Есть еще инициативная группа граждан, которая состоит из активистов гражданских и правозащитников, и политических. Она заседала в Домжуре, Божена там, по-моему, была на том заседании, Настя тоже была, кажется. Собственно, идея поддерживается насчет голосования, просто там списки тоже формируются. Вот, было бы идеально, если бы, все-таки, для голосования был внесен один список.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, несомненно, да. Там есть принципиальное отличие. Это отличие заключается в том, что предполагается, что есть еще какой-то способ попадания в этот список выступающих помимо этого.

Б.НЕМЦОВ: Не-не-не, Сергей, я скажу.

С.ПАРХОМЕНКО: Я получил такое письмо.

Б.НЕМЦОВ: Можно я скажу одну вещь? Там есть люди по фамилии Путин, Медведев и Чуров. Ну, в принципе, мы этих людей можем включить в список для голосования.

С.ПАРХОМЕНКО: Я бы включил.

Б.НЕМЦОВ: Секундочку. Не, минуточку. Ну, просто в этом есть элемент какого-то фарса, да? И стеба. Это стеб в чистом виде. Поэтому нет, если мы стебаемся, хорошо, но, в принципе, речь о судьбе страны идет.

С.ПАРХОМЕНКО: Почему? Нам многие тысячи людей сказали, что они хотят видеть на этом митинге Чурова. Мы же не знаем, зачем они хотят его там видеть. Может быть, они что-нибудь сказать ему хотят? Ну, пусть имеют такую возможность.

Б.НЕМЦОВ: А он не догадывается, зачем они его хотят видеть?

С.ПАРХОМЕНКО: А, может быть, он хочет это выслушать. Кто знает?

Б.НЕМЦОВ: А, он хочет, да? Не, ну это... Понимаете, это стеб, да? Это стеб, понимаете?

С.ПАРХОМЕНКО: Если он не захочет, значит, он не захочет. Но мне кажется, что в этой ситуации мы должны предоставить ему эту возможность.

Б.НЕМЦОВ: Вы знаете, есть, конечно, элементы демагогии в этом во всем. Очевидно, что это все стеб. Путин, Медведев, Чуров. Кто там еще у нас есть? Сечин еще есть.

О.РОМАНОВА: Давайте дадим высказаться соцсетям по этому поводу.

Б.НЕМЦОВ: Нет, давайте... А можно поставить на голосование вопрос? Я прошу. Считаете ли вы, что в список выступающих потенциальных надо включить Путина, Медведева, Чурова и Сечина.

О.РОМАНОВА: И компанию.

Б.НЕМЦОВ: Ну, давайте поставим.

О.РОМАНОВА: Кооператив «Озеро».

- И дзюдоистов.

Б.НЕМЦОВ: Чего, можно поставить на голосование? Нет, я считаю, что это стеб.

О.РОМАНОВА: Давайте поставим вопрос на голосование, давайте еще попросим проголосовать FaceBook, закруглимся. И, значит, для тех, кто только включился в трансляцию только сейчас, пропустил начало, про ведущих мы поняли, коротко по технической части Сергей все рассказал, Сергей доложил и можно будет посмотреть. Это все сложно. Деньгами занимается Ольга Романова, а это я. За безопасность мы сейчас (извините, по-детски получается) поговорим. Обращение к депутатам Государственной Думы – мы просим 3-х депутатов, которые входят в оргкомитет, это 2 Гудкова, отец и сын и Илья Пономарев на первом заседании Государственной Думы зачитать наше обращение к депутатам. Лозунги митинга мы попросили жителей соцсетей, мы попросили жителей интернета, мы попросили зрителей Сетевизора, мы попросили всех, кто хочет высказаться по этому поводу, свое мнение высказать. И главный лозунг касается Путина.

С.ПАРХОМЕНКО: Опрос о лозунгах будет там же, на странице «Мы были на Болотной» в FaceBook.

О.РОМАНОВА: И по поводу нулевого пункта нашей повестки дня, который был в самом начале, мы говорим о том, что мы повторяем и ужесточаем требования Болотной площади, плюс дополняем ее несколькими пунктами, которые касаются создания Московской ассоциации избирателей, которые касаются единого центра по подготовке наблюдателей. И лозунга «Не пустим Путина в Кремль» и того, что касается 4 марта. Вкратце все. Я бы очень хотела попросить Евгению Марковну Альбац и Владимира Рыжкова рассказать нам о безопасности после того как мы прекратим трансляцию с большим почтением и до следующего заседания комитета. Мы договорились о том, что вопросы и сведения, которые хотят нам сообщить Евгения и Владимир, они достаточно конфиденциальны. На том спасибо, я надеюсь, до следующих встреч. Я попросила бы, все-таки, то, что будет здесь произнесено сейчас, осталось в этих стенах.

Б.НЕМЦОВ: Понятно. Оль, надо договориться насчет следующего заседания.

О.РОМАНОВА: Четверг, «Мастерская». Нет?

С.ПАРХОМЕНКО: Не-не, минуточку. Четверг, «Мастерская» - это абсолютно другая история. Это не оргкомитет, это разного рода активисты, которые хотят помогать созыванию митинга. Они там соберутся. Присутствие каждого из нас там весьма желательно. Нужно туда пойти. Но это не наше собрание – это их собрание.

О.РОМАНОВА: Есть предложение, в пятницу. Какое место? Пожалуйста. Давайте мы объявим дополнительно.

С.ПАРХОМЕНКО: Отдельно поговорим. В кафе обычно не бывает интернета в нужном нам объеме. Нам нужен большой интернет, толстый интернет.

О.РОМАНОВА: В рабочем порядке, но это пятница-3.

С.ПАРХОМЕНКО: Это пятница-3.

О.РОМАНОВА: Пятница-3. Еще раз спасибо большое, и я искренне попрошу сейчас, все-таки, всех, кто нас транслирует, это дело прекратить.

В.РЫЖКОВ: У Славы есть объявление по итогам голосования.

- Давайте мы голосование останавливаем?

С.ПАРХОМЕНКО: А сколько прошло времени голосования? Ну, как по опыту? 3 минуты обычно хватает? Ну, давайте до 5 тысяч.

О.РОМАНОВА: Так. Действительно, важно.

С.ПАРХОМЕНКО: Хорошо. Давайте пока мы поговорим про социологию, а голосование отложим.

О.РОМАНОВА: Это Елена Конева, основатель, совладелец, бессменный президент с 1991 года, да? Или с 1990-го? С августа 1991 года.

С.ПАРХОМЕНКО: Поехали.

Е.КОНЕВА: Последние 6 дней мы ежедневно проводили опрос, мы накопили выборку в 1200 человек. Это вполне достаточно для того, чтобы говорить об этом исследовании как о репрезентативном. Данные были устойчивые на протяжении всех этих дней, то есть, на самом деле, каких-либо отклонений мы не ожидаем, даже если мы проведем на большей выборке. Конечно, мечтать там о тысячах, которые голосую за списки, нам не приходится – у нас работа платная.

Первый вопрос. Слышали ли вы о митинге «За честные выборы», который прошел в Москве на Болотной площади 10 декабря? Об этом митинге слышали 86%. Я буду сокращенно рассказывать. Это в Москве.

Вопросы были, в основном, направлены на то, чтобы спрогнозировать и понять вообще, кто придет и какова поддержка нашего митинга, который состоится 24-го. Мы задали вопрос о том, слышали ли вы о предстоящем митинге, который состоится в субботу, 24 декабря в Москве? О нем слышали 48% и не слышали 43%. На мой взгляд, результат очень хороший с точки зрения охвата на данный момент. И, безусловно, плохо, потому что целых 43% об этом митинге не слышали. Нужно продолжать, вообще говоря, неустанно информировать дальше.

О.РОМАНОВА: А у меня есть предложение тебе написать блог. И пока я здесь вижу Андрея Ходорченкова с сайта «Эха Москвы», вывесить твой блог вместе с твоими данными, с данными Комкон, пользуясь присутствием Андрея. И Андрей кивает, посмотри. Вывесит.

Е.КОНЕВА: Хорошо. Важный вопрос. Собираетесь ли вы принять участие в этом митинге «За честные выборы»? Нет – 66%, скорее нет – 9,4%, пока не знаю – 8,5%, скорее да – 2,9%, да – 3,2%. Вот, причем, мы задавали вопрос таким образом. Это мы задали вопрос, собираетесь или нет, тех, кто знают об этом митинге. Тем, кто не знает, мы задали вопрос: «А вот теперь, когда вы знаете о том, что этот митинг состоится, будете ли вы принимать в нем участие?» Там тоже набирается какое-то количество людей. Я сейчас общую цифру, как бы, расскажу. Был вопрос, поддерживаете вы или не поддерживаете митинги «За честные выборы»? Я в завершение скажу, сколько поддерживает, а сейчас я расскажу о причинах почему те, кто не поддерживают, их не поддерживают. Не верят в то, что это приведет к положительным изменениям, 39%. Я не интересуюсь политикой – 22%. Я опасаюсь, что это приведет к негативным последствиям – 17%. Я вообще против любых митингов – 15%. Я думаю, что выборы были и так честными – 14%. Очень интересные цифры. Нет, на самом деле, я бы сказала, что это хорошие цифры. Это всего лишь вдвое меньше, чем те, кто голосовали за ЕдРо в Москве. Мне не нравятся организаторы (извините, пожалуйста) – 12%. Ну и какая-то другая причина. Да, но тем более я должна сказать, что идентификация вряд ли совершенно абсолютно точно, потому что у нас есть какие-то альтернативные митинги, ну, просто есть какая-то там невнятность. С другой стороны, вы все тоже, в общем, не ангелы здесь, особенно когда начинаете между собой выяснять отношения.

О.РОМАНОВА: Как на прямом эфире.

Е.КОНЕВА: Да. Ну, конечно. Нет, ну, как бы, это...

О.РОМАНОВА: Мы дружны как никогда.

Е.КОНЕВА: Нет, сейчас я это вижу и меня это очень радует. Так, и у меня очень важный вопрос. Так. Я завершаю. Последний – он, как бы, важный, потому что он говорит... Вот, давайте так, четко. Имеют намерения прийти примерно 500 тысяч человек, имеют намерения прийти. Наш опыт исследовательский, когда мы рекрутируем в разного рода исследования, не знаю, фокус-группы. показывает, что это нужно разделить на 2 как минимум.

О.РОМАНОВА: 250 тысяч.

Е.КОНЕВА: Да. Нет, это оптимистичная оценка. Значит, когда мы задали вопрос (кстати говоря, я забыла сказать про это) «Знаете ли вы о митинге на Болотной?», то там были ответы Да, Нет и еще «Да, я сам в нем принимал участие». Вот, по нашей цифре (понятно, что она тоже имеет социологическую ошибку), это 100 тысяч. То есть 100 тысяч по нашим данным сказали, что они принимали участие.

Теперь просто про народ, который придет, не придет: «Как вы относитесь к митингам «За честные выборы»?» Так условно мы пришли к выводу, что это самая простая формулировка, которую люди идентифицируют, как бы вы потом не назвали ваш митинг. Не поддерживаю – 9,5%, скорее не поддерживаю – 5%, нет определенного отношения – 23,5%, скорее поддерживаю – 17,9%, полностью поддерживаю – 23,5%, затрудняюсь ответить на вопрос – 12%. Таким образом...

- Примерно 40%.

Е.КОНЕВА: «Примерно 40%» - я вас возьму на работу.

О.РОМАНОВА: Не ссорьтесь, не ссорьтесь.

Е.КОНЕВА: Значит, 40% взрослых москвичей, половозрелых, с 18 лет они, как бы, поддерживают эти митинги. Поэтому этот митинг является выражением воли 40%. За эти цифры я отвечаю.

О.РОМАНОВА: Спасибо. Спасибо Елене Коневой. Спасибо. Андрей, я могу попросить вас познакомиться с Еленой? Спасибо.

С.ПАРХОМЕНКО: Результат опроса по Сетевизору.

- Сейчас на Сетевизоре самое точное голосование. Почему? Потому что мы фиксируем все уникальные IP-адреса смотрящих, в данную секунду смотрят трансляцию, и эти зрители могут всего лишь один раз проголосовать, так устроена система.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть накруток никаких нету.

О.РОМАНОВА: Микрофон, Славе нужен микрофон. Будьте добры.

С.ПАРХОМЕНКО: Речь идет о том, что Сетевизор позволяет защититься от накруток.

- Да. Поэтому сейчас итоги голосования... Прочитай, Илья, вопрос и итоги голосования.

- Да. Вопрос «Считаете ли вы, что в список потенциальных выступающих надо включить Путина, Медведева, Чурова?» Проголосовало 3374 человека. Против проголосовало 53%, за – 47%.

Д.БЫКОВ: Путина – включаем, Медведева – нет. Для экономии времени.

Б.НЕМЦОВ: Дим, а Чурова?

Д.БЫКОВ: Чуров – как захочет.

Б.НЕМЦОВ: Он с ума сойдет.

О.РОМАНОВА: Спасибо.

С.ПАРХОМЕНКО: Спасибо.

О.РОМАНОВА: Спасибо. Тогда до следующей трансляции. Я очень попросила бы всех, кто...

- Выключаем?

О.РОМАНОВА: Выключаем. Спасибо.

- Мы завершаем трансляцию. Всем сетезрителям большое спасибо за ваше внимание. Мы завершаем трансляцию.

Источник

Советуем почитать

Запись опубликована в рубрике Видео, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

8 комментариев: Заседание оргкомитета митинга 24 декабря «За честные выборы»

  1. Давыдова Елена говорит:

    На Вас,уважаемый Леонид Геннадьевич, самые большие надежды
    Организаторам митинга на Болотной и на Сахарова
    Добрый день!
    Предлагаю вам отправить меня парламентером в Кремль,а я уже там останусь в должности помощника Президента для плавной передачи власти и смены курса с в никуда на куда надо. «Потому судьба такой»
    Потом я подам в Верховный Суд,который признает оба состава Думы,Медведева нелегитимными, отменит мартовские выборы и назначит новые.
    Давайте перестанем делать вид,что меня нет на свете и что вы понятия не имеете,что я будущий Президент России. Нет,можно,конечно, и дальше продолжать «бороться» за демократию и сокрушаться,что нет единого кандидата,сиять на митингах и в телеке,вкусно кушать, сладко спать и всем вместе дожидаться событий на китайско-финской границе.
    Если в эти дни до митинга я никому не понадоблюсь,то отныне и навсегда имя у всех вас будет одно:»пиздоболы»
    Я могу и одна подать в Верховный Суд и распустить всех на фиг,но что будет со страной? Ведь у нас нет ни одного легитимного чиновника,так как все назначены нелегитимными вышестоящими. Что тогда делать будете?
    Я сейчас в Бутово,помогаю подруге в ее мебельном магазине(739-52-77),живу у нее совсем рядом(713-28-91). Приезжайте в гости в любое время,чем быстрее,тем лучше: «кто не успел-тот опоздал»
    Я ни за кем бегать не собираюсь:если ничего из встреч не получится,то эмигрирую на хрен-надоело все .С кладом тамплиеров,наверное,не очень хреново устроюсь на родине предков. Вот только совсем чуть-чуть «за державу обидно»,но это пройдет-надоело в одиночестве за державу переживать при том,что всем по фигу.Уже все равно куда,везде хорошо,где нас нет.
    Мобилка 89268575708 круглосуточно
    С уважением Давыдова Елена Александровна
    Я и сейчас свободна.Подъезжайте.Варшавка,33

    Просигнальте как получите,а-то у меня личный полудурошный хакер может не пропустить.Могу,конечно,по факсу продублировать,если осилю эту технику.

  2. R говорит:

    Сетевизор – плохой плэир! Остановил, надо всю страницу перегружать, при хорошей скорости повисает?

  3. R говорит:

    Настоящих буйных мало – вот и нету вожаков! :-)
    Леня не дружи с Немцовым он тебя плохому научит :-)

  4. Евгений Корюхин говорит:

    Говорят есть яндекскашелек, куда каждый желающий может переслать денег для поддержки Всероссийской акции протеста «за честные выборы». Вы могли бы указать его номер на своей странице?

  5. profess3 говорит:

    У меня конкретное предложение – провести открытое голосование по выборам в Государственную Думу. Для этого комиссии из представителей всех партий со списком избирателей пройти по домам и провести повторное голосование с указанием паспортных данных и подписи избирателя. Таким образом можно получить раельные результаты выборов. Думаю, что 60 процентов избирателей вполне достижимая цифра.

  6. Анатолий говорит:

    П р о ч и т а й и п е р е д а й д р у г о м у !

    ВОЗЗВАНИЕ — обращение к широким кругам населения, заключающее в себе призыв к действенному выступлению. Являясь одним из средств, при помощи которых активное внимание масс направляется на тот или иной жгучий вопрос государственной, политической жизни, В. играет особенно заметную роль в периоды напряженных политических событий, решительных сдвигов и т.п.

    В О З З В А Н И Е .

    С О Г Р А Ж Д А Н Е !

    Имитационная демократия по форме, а по сути – новый вид диктатуры власти набирает в России обороты.
    Непросто разобраться в сладких пряниках, которые обещают населению России претенденты на власть.
    «Единая Россия», как партия власти, имея административное преимущество, настойчиво навязывает нам, гражданам Российской Федерации, своего кандидата – ЭКС Президента Путина В.В. Активность, проявляемая этим гражданином на почве различных инициатив во внутренней и внешней политике, начиная с января 2011года, затмила даже первое лицо государства – Д.А.Медведева. Его лик не исчезает с экранов телевизора ни днем, ни ночью, обещая нам, гражданам Российской Федерации, новые блага, льготы, преференции.
    О Т К У Д А В З Я Л С Я Э Т О Т Ч Е Л О В Е К ?
    Уж не тот ли это сподвижник известного демократа господина Собчака? В лихую годину голодных девяностых господин Путин не обижал себя, своих дружбанов, будучи председателем Комитета по внешним связям при мэре Собчаке. Он организовал по подложным документам контрактные поставки за границу различного сырья на сумму более ста миллионов долларов. Причем стоимости этого сырья по документам поставок была занижена многократно. Очевидно, что ущерб российского государства от такой сделки измерялся не только этими миллионами долларов, украденными у государства и добывающих российских предприятий, но и банкротством этих предприятий, обнищанием рабочего класса, невыплатой заработной платы по всей цепочке поступления сырья. Очевидно, что эти деньги осели в карманах нынешних миллиардеров – Путиных и иже с ними. А жители многострадального, голодающего Ленинграда так и не получили обещанного продовольствия в обмен на это сырье! Верх цинизма!
    В момент, когда махинации с государственной собственностью должны были привести на скамью подсудимых бывшего мэра Санкт-Петербурга Собчака, Путин спешно, в обход российского закона, под прикрытием сотрудников ФСБ, вывез его на частном самолете во Францию.
    Граждане России – депутаты различных уровней, журналисты и другие осведомленные лица и даже иностранные подданные странным образом исчезают и гибнут при совершенно необъяснимых обстоятельствах, унося с собой в могилу тайну махинаций и государственных преступлений. Отравить полонием, разлагающимся без видимых следов ядом, во избежание разоблачений, с помощью спецслужб – стало в России явлением обыденным.
    Стыдно и страшно, что во главе государства стоял человек который должен быть судим еще в 1993 году!
    Но мы знаем: если кто близок к власти, ему ровным счетом ничего не грозит!
    Он дрожит при мысли, что его постигнет участь Тимошенко! Поэтому он предельно активен, обещая народу любые пряники в обмен на должность выборного президента!

    Л Ю Д И ! Б У Д Ь Т Е Б Д И Т Е Л Ь Н Ы !

  7. Геннадий говорит:

    Президент укрепляет силовой блок опытным и искусным оратором, для борьбы с оппозицией)))
    Российские наперстки…В ежегодном президентском послании, нас очередной раз послали…Успешно разрушив, за прошедшие четыре года, демократические устои государства, Медведев «поручил» «возвращающемуся» Путину взяться за их «восстановление». Тем временем, уходящий президент планирует руководить народным хозяйством…))) Вопрос на засыпку: – Каким образом большинство в Государственной Думе, состоящее из чиновников и представителей сырьевой отрасли бизнеса, планирует бороться с коррупцией и заниматься модернизацией экономики?
    Президент и Парламент обязаны в кратчайший срок исправить, допущенные ими, грубейшие ошибки в избирательном законодательстве!
    Отменить результаты выборов в ГД от 4 декабря 2011 года.
    Назначить на 4 марта 2012 года, совместно с выборами Президента, прямые выборы Глав всех регионов (Губернаторов), членов Совета Федерации и Депутатов Государственной Думы!
    Выборы в ГД должны проходить только по одномандатным (мажоритарным) округам!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.