Леонид Парфенов: Стране нужно вернуться к политическим свободам

Леонид Парфенов встретился с корреспондентами ИА vRossii.ru, чтобы поговорить о том, как ему видится политическая ситуация в стране накануне выборов Президента, дать свою оценку происходящему и порассуждать о проблемах современной журналистики.

Леонид Парфенов – известный российский журналист, телеведущий, автор таких популярных телепроектов, как "Намедни" и "Российская империя".

Леонид — человек талантливый и неординарный. Он написал книгу-альбом "Намедни. Наша эра", которая разделена на несколько томов, а несколько лет назад он даже озвучивал персонажей в мультсериале "38 обезьян". Среди списка его наград - премия имени Владислава Листьева, при получении которой он произнёс свою известную речь о российской телевизионной журналистике.

Леонид Парфёнов является одним из учредителей "Лиги избирателей", которая занимается защитой прав избирателей. Журналист выступал на оппозиционных митингах в декабре и феврале. Поддерживает идею честных выборов.

Накануне такого важного для всей страны события, как выборы главы государства, он дал интервью ИА vRossii.ru.

- Здравствуйте, Леонид Геннадьевич! Как Вы считаете, каким образом изменилась обстановка в России после первых оппозиционных митингов в декабре 2011 года?

- Мне кажется, ситуация изменилась ещё с самого 24 сентября, когда было объявлено об этой рокировке, с позволения сказать. Огромное количество людей почувствовали себя обманутыми, почувствовали, что за них опять все решили, да еще и несколько лет назад, потому что мало того, что рокировка показала, что, оказывается, четыре года Медведева были притворным президентством только для того, чтобы Путину переждать и кресло не остыло. Так еще и то, что увеличенный на 50% президентский мандат с четырех лет до шести, теперь ему светит дважды. То есть, пожалуйста, еще раз проживите те же двенадцать.

- А как Вы считаете, люди это понимают?

- Как известно по социологии, требуется два месяца, чтобы некая новость, информация стала, что называется, материальной силой. И как раз к думским выборам и получилось, что люди усвоили: им предложено еще раз прожить нулевые. С этим не согласно огромное количество людей, даже те, которые Путину благодарны. Они думают, что да, все было хорошо сделано, замечательно, спасибо, но надо двигаться дальше, и это явно не тот лидер, который способен на перезагрузку.

- А почему это не может быть Владимир Владимирович?

- Странно представить, что человек будет менять и фактически разрушать то, что он создавал все эти двенадцать лет. Ясно, что мы уже уперлись в эту вертикаль, что не работают парламенты, что партии – это не партии, правительство не правительство, общественная жизнь – это не общественная жизнь, а общественная палата из президентских назначенцев.

- А что нужно для того, чтобы Россия шла вперед?

- Для того чтобы большая, очень разная страна двигалась вперед, ей нужно вернуться к гражданским политическим свободам. В принципе, есть просто политическая усталость от человека, который им надоел за эти двенадцать лет. Вот те, кто постарше, помнят Брежнева, он был восемнадцать лет. Казалось, что он вообще «не закончится никогда». У Путина сейчас и получится двенадцать, никуда же он не уходил, никто ведь не подумает, что при Медведеве Медведев и правил. И вот эти минимум шесть, а он, конечно, полагает, два по шесть, это просто пожизненно. Потому что если уже сейчас говорится "Кто, как не Путин?", "Кто, кроме Путина?", и вообще, самый русофобский вопрос, какой только может быть. На 140-миллионную страну второго не найдется, да? Надо было, так кандидата юридических наук раскрутили из ничего. Ну кто такой Медведев? Уже сейчас. А он до седьмого мая должен был быть президентом на самом деле. Никто не вспоминает даже. У нас есть один кандидат в президенты.

- Как Вы думаете, будет ли альтернатива?

- По прошествии шести лет, а то и двенадцати, альтернативы совсем не будет, просто никакой. Солнце не встанет, если вождь в Кремле не одёрнет занавеску. Люди, которые здесь, в Москве, какие-то медийные лица, авторы книг, личные проекты как-то смогут реализовать, а вот общественный мы все вместе до сих пор не реализовали.

- На одном из митингов Вы сказали, что общественным телевидением у нас занимается администрация президента. Эта ситуация может измениться?

- У нас было общественное российское телевидение, ОРТ, нынешний "Первый канал". И что в нем было общественного? От одного названия ничего не меняется. И вопрос не в собственности: государственное или общественное. Разве государственное - значит "антиобщественное"? Телевидение по определению общественный институт, институт гражданского общества. Это масс-медиа, то, что соединяет людей. Нельзя соединять людей на основе шарлатанских рассказов тех, кому это выгодно. Это пропаганда и агитация, а не информация.

- Кто, по Вашему мнению, должен этим заниматься?

- По-моему, этим должна заниматься Государственная Дума. Она ближе к обществу, чем Администрация президента, которая де-факто сегодня этим занимается. Если будет такая думская комиссия, составленная напополам из людей партии власти и оппозиции, то она будет обсуждать регламент работы общественного телевидения. Было бы какое-то движение.

- А если не получится?

- Самое главное не в том, будет ли оно таким или сяким, важно, чтобы генеральный директор не ходил на летучки в Кремль. И конкретно выражаясь, и в целом. Потому что всем понятно, что губернские телеканалы контролируются губернаторами, а федеральные - контролируются Кремлем. Никто этого даже особенно и не скрывает. Это их ресурс, они пиарят себя, они сами себя снимают и сами себя себе же и показывают. Ну еще и нам. И считают, что это хорошо. До тех пор, пока это будет продолжаться, как ни называй, это будет не телевидение, строго говоря, а именно такой вот советский агитпром.

- А сейчас телевидение является агитпромом?

- Является. Когда для журналиста главный ньюсмейкер – это не источник информации, к которому нужно относиться критически, как ко всем источникам информации. Это начальник его начальника. Значит, это никакой он не журналист, не работник медиа, а просто служащий, который стоит на нижней ступеньке лестницы пропаганды и агитации. Он находится на госработе. И он с трясущимися руками и ласковой улыбкой подходит к работодателю своего работодателя. О чем, о каком масс-медиа и журналистике в таком случае приходится говорить?

Источник

Советуем почитать

Запись опубликована в рубрике Интервью, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: Леонид Парфенов: Стране нужно вернуться к политическим свободам

  1. Эльмар говорит:

    Леонид Геннадьевич,
    А Вы сами за кого планируете голосовать на выборах?

  2. Сергей говорит:

    Полностью с Вами согласен . Я житель Череповца и телевидение у нас в городе и области полностью подконтрольно власти , власть-единая россия . Все новости про Путина ,единую россию , губернатора и мэра . На кабельном телевидение такое ощущение , что тоже стоит фильтр . Единственный интересный канал » Дождь » приходится смотреть в интернете .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.