Л.ПАРФЁНОВ: Больше контролеров хороших и разных.

Русская политическая культура – это культура конфронтации. В студии программы "Гражданин Гордон" участники российского политического процесса – представители гражданского общества, а также кандидаты в Президенты или их представители - пытаются выйти на более высокую ступень – культуру компромисса.



Они пробуют договориться по одному из важнейших вопросов: как сделать выборы свободными и честными. Это необходимо, ведь согласно данным социологического опроса "Левада-центра", 19 процентов граждан России сомневаются в том, что предстоящие президентские выборы будут честными, а 9 процентов убеждены, что при любом раскладе эти выборы честными быть не могут.

Среди участников дискуссии: кандидат в Президенты РФ, бизнесмен Михаил Прохоров; кандидат в Президенты РФ, лидер ЛДПР Владимир Жириновский; кандидат в Президенты РФ лидер партии "Справедливая Россия" Сергей Миронов; представитель кандидата в Президенты РФ Владимира Путина, глава МЧС России Сергей Шойгу, а также представители "Лиги избирателей" и других общественных организаций.

В ходе дискуссии в студии программы "Гражданин Гордон" удалось разработать проект Соглашения о мерах гражданского контроля над соблюдением законности при проведении выборов Президента РФ. Подписание соглашения намечено на 20 февраля.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ПЕРЕДАЧИ

А.ГОРДОН: Я хочу поздравить аудиторию Первого канала, потому что, может быть, вы сегодня присутствуете при событии - событии не телевизионном, а историческом. Почему я говорю "может быть"? Потому что мы все с вами дети одной культуры, и это не великая русская культура, как вы могли бы подумать, это великая русская политическая культура. Это культура конфронтации. Мне кажется, пришло время здесь и сейчас попытаться эту культуру конфронтации пережить, выйти на более высокую ступень этой культуры, на культуру компромисса. Тем более, что мы с вами все – очевидцы последних событий: общество этого настоятельно требует. И сегодня в этой студии мы собрали большую часть участников современного политического процесса. Мы собрали представителей гражданского общества, которое появилось в нашей стране наконец-то, представителей, которые друг друга терпеть не могут, которые разделены как идеологически, так и географически (я имею в виду и Поклонную, и Болотную). Мы пригласили сюда почти всех кандидатов в Президенты или их представителей с одной простой целью: пора договориться. Я думаю, что здесь нет ни одного человека - ни из участников этой программы, ни из зрителей, который не хотел бы, чтобы в нашей стране всегда проходили свободные и честные выборы. Если есть такие люди, прошу их немедленно удалиться. Нет таких людей. Это значит, что у нас сегодня есть редкий шанс не начать процесс, а попробовать войти в его завершающую стадию, договориться, как мы с вами дальше будем жить от выборов к выборам, как мы сделаем так, чтобы эти выборы почти ни у кого не вызывали сомнения. А они вызывают. По последнему опросу Левада-центра, который был сделан в конце января, 19% наших граждан сомневаются в том, что выборы, которые нам предстоят в марте, будут честными. А 9% убеждены, что при любом раскладе, что бы мы с вами ни делали, эти выборы честными быть не могут. Посему огромная просьба: давайте попробуем договориться. Если мы не договоримся, пятого числа страна будет другой. Я приглашаю участников разговора сюда и начну вот с чего. Должен сказать, что для того, чтобы эта программа была результативной, прошу вас соблюдать правила и рамки, которые приняты не только на телевидении, но в любой цивилизованной стране, в любом цивильном обществе. Напоминаю, что если это не так, у меня есть всегда инструмент для того, чтобы часть из вас... Итак. 16 февраля Лига избирателей (представители и организаторы этой Лиги находятся перед вами) подписала соглашение о контроле за выборами со штабами Михаила Прохорова, Геннадия Зюганова... Я показываю на это место не просто так. Геннадий Андреевич был зван в эту студию. Не просто зван – на коленях стояли и генеральный директор Первого канала, и заместитель генерального директора Первого канала, и ваш покорный слуга. Он знал тему, которую мы будем обсуждать. Он больше всех говорит о том, что ему не дают времени на федеральных каналах, и вот его с нами нет. С нами нет даже Ивана Ивановича Мельникова, который мог бы быть на этом месте, но тоже почему-то отказался. До этого была достигнута договоренность со штабом Владимира Владимировича Путина о том же самом. И я хочу, чтобы представители Лиги прояснили, в чем же суть этих соглашений: как, с вашей точки зрения, и с точки зрения уважаемых кандидатов сделать эти выборы безукоризненно честными и прозрачными?

ДМИТРИЙ ИВАНОВ, соучредитель "Лиги избирателей", видеоблогер: Сегодня имели счастье быть и в Госдуме у КПРФ, и у Михаила Дмитриевича Прохорова в Онэксиме. И там мы подписали документ, в котором четко закреплено, что Лига избирателей взаимодействует и с КПРФ, и с наблюдателями Прохорова по вопросу предоставления отчетов наблюдателей. Называется этот проект Лиги избирателей "Сводный протокол". Сводится он к тому, что данные приносятся в региональные отделения штабов партий, и там они систематизируются как в электронном, так и в бумажном виде. В результате этого на выходе мы получаем большую базу, которую можно будет контролировать, с которой каждый желающий сможет ознакомиться, по-настоящему достоверную базу, на основании которой можно будет сверять то, что мы имеем в ТИКах, и то, что мы имеем в ГАС "Выборы", то, что нам рассказывают.

А.ГОРДОН: То есть вы приносите из первичных организаций протоколы? Откуда вы берете цифры?

Д.ИВАНОВ: Первичные организации.

ПЕТР ШКУМАТОВ, соучредитель "Лиги избирателей", гражданский активист: Из УИКов, да. Я просто немножко дополню. Это нужно для того, чтобы бороться с фальсификациями на уровне территориальных избирательных комиссий, которые складывая цифры, почему-то получают немножко не то, что получают, допустим, школьники, когда учат обычное сложение чисел.

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ, кандидат в Президенты РФ: Подождите, вопрос сразу. Вы хотите взять только протоколы участковых комиссий? И все?

П.ШКУМАТОВ: Участковых избирательных комиссий.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот ваша неопытность. Чтобы определить фальсификацию, вы должны сравнить протокол участковой комиссии и территориальной.

ЛЕОНИД ПАРФЁНОВ, соучредитель "Лиги избирателей", журналист: Нет. Участковые у нас, как и у ваших наблюдателей.

А.ГОРДОН: Дайте я объясню. Доступ у всех наблюдателей есть к протоколам участковых комиссий. Если эти данные собраны, если они обработаны, это значит, что любой подлог на уровне территориальной комиссии сразу будет очевиден. Мы посчитали, вы посчитали – видите, не сходится.

Л.ПАРФЁНОВ: У ТИКов же нет наблюдателей. Наблюдатели – на участковых избирательных комиссиях.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: В территориальных есть члены от нас.

Л.ПАРФЁНОВ: Пожалуйста, ради бога. Больше контролеров хороших и разных. Давайте все будем считать и, глядишь, поверим в подсчеты друг друга.

А.ГОРДОН: Итак. Ваша идея состоит в том, что, поскольку вы обладаете начальными данными, которыми обладает наблюдатель на УИКе, а потом мы видим официально опубликованные данные территориальными избирательными комиссиями и ЦИКом, вы их сравниваете и говорите "Ребят, чего-то не сходится". Правильно я понимаю?

Д.ИВАНОВ: Не просто говорим, а подаем жалобы.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И вот здесь вас ловят. Говорят: "Это у вас протоколы участковых комиссий? А вот у нас протоколы участковых комиссий". И кому мы поверим?

Д.ИВАНОВ: Вопрос грамотности наблюдателей.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Наблюдатели ушли домой! Все, закончилось. Понедельник, 5-е марта. Все дома.

Д.ИВАНОВ: Заверенная копия у них есть.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: У них будет стоять синяя печать и подписи будут стоять.

А.ГОРДОН: То есть вы предполагаете, что возможно существование с одного и того же избирательного участка двух заверенных протоколов с синей печатью, в которых будут разные цифры?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Так и было.

Л.ПАРФЁНОВ: Так и бывало. Наше дело – по крайней мере, сказать, что есть вот такой протокол с синей печатью. Мы же идем от чего? Мы идем от общественной потребности объяснить, почему вдруг здесь 31 процент, а на соседнем участке - 92 процента. Просто там не было наблюдателей. Все же сталкиваются, прежде всего, с этим – что это был за такой участок, на котором такие фантастические, астрономические цифры.

СЕРГЕЙ МИРОНОВ, кандидат в Президенты РФ: Александр, позвольте я расскажу, с чем столкнулся реально. Я расскажу не то, что будет, а то, что было. 221-й избирательный участок в городе Санкт-Петербурге. У нас на руках копии протоколов, подписанные всеми – и председателем участковой комиссии, и членами участковой комиссии. И у нас есть те же данные, которые с этих участков вводили в систему ГАС "Выборы", где у партии "Справедливая Россия" голоса отнимались и присоединялись они к партии "Единая Россия". Когда мы прямо в ночь подсчета голосов сказали "Смотрите, вот мы поймали", нам сказали "Идите в суды". Мы пошли в суды, сейчас мы судимся. И суд не принимает никакого решения, хотя все, что вы хотите сделать, мы зафиксировали. И - тишина полная. Потому что нам говорят "Принесите еще такую бумагу, еще такую". Какая бумага? Вот те самые фальсификации, два протокола абсолютно разных.

А.ГОРДОН: Давайте по драматургии мы пойдем так. Есть одно предложение от группы граждан, которые, в основном, изъявляют свою политическую волю на Болотной площади. А есть другая группа граждан, которая изъявляет тоже политическую волю, но на другой площади. И они тоже вышли с инициативой, как сделать эти выборы прозрачными, хрустальными и чистыми. Сергей Кургинян, может быть, расскажет его версию, по какому пути нам нужно двигаться.

СЕРГЕЙ КУРГИНЯН, политолог, лидер движения "Суть времени": Прежде всего мы должны договориться о том, что мы обязаны выработать правила, согласно которым в конце этого тоннеля будет свет и люди признают результат, каким бы он ни был. Это называется легитимность. Я согласен со всеми, и это очень важно, чтобы понял каждый гражданин России, что главным политическим документом является протокол участковой избирательной комиссии, который (и это не все понимают) подписан представителями всех оппозиционных партий. Поэтому он является политическим документом. По крайней мере, он должен быть подписан, если у этих партий там есть члены избирательной комиссии, я уж не говорю о наблюдателях, обо всех прочих.

А.ГОРДОН: По закону разрешено, чтобы избирательная комиссия составлялась из всех партий?

С.КУРГИНЯН: Да, не просто разрешено, это и есть основа политической борьбы. Если бы этого не было, все вопросы о подлогах, обо всем прочем, о том, что неизвестно, что происходит, были бы абсолютно правомочны. Но поскольку эти документы есть, то сумма этих документов по территории и разница между суммой этих документов по территории и территориальной избирательной комиссией, комиссией следующего уровня означает подлог на уровне территории. Сумма этих документов по субъекту Федерации и разница между тем, что предъявляет субъект Федерации, означает подлог на уровне субъекта Федерации. И, наконец, сумма всех 95 тысяч протоколов участковых избирательных комиссий и протоколов ЦИК означает подлог на уровне ЦИК. Или этот подлог был, или его не было. Я не говорю о других операциях – о каруселях, фальсификациях, обо всем прочем. Самое главное – это подлог, ибо именно подлог превращает выборы в унизительную псевдопроцедуру и позволяет говорить о тирании и обо всем остальном, что из этого следует. Подлоги можно поймать и их нужно поймать. В этом смысле мы согласны действовать вместе со всеми, со всеми политическими силами, со всеми гражданами. Нам совершенно не важно, что они говорят там, какие у них конкретно лозунги. Когда речь идет о подсчете протоколов, все мы хотим одного и того же – честных выборов.

СЕРГЕЙ ШОЙГУ, министр МЧС России, генерал армии, герой РФ: Мы технологии уже обсуждали, все рассказывали. Бюллетень тот, бюллетень этот, подписал тот, отдал тому, печать поставили, синюю печать поставили, красную. В конечном-то итоге мы собрались, взрослые люди, серьезные люди. Мы для чего собрались? Мы собрались для того, чтобы создать некий институт доверия. Хотя бы до четвертого или на четвертое марта. Я, если вы заметили, все это время не появлялся ни на экранах телевидения, не высказывал свое мнение, сейчас я его хочу высказать. И хочу, чтобы вы его услышали. Потому что все, что создается, я с этим абсолютно согласен. Абсолютно согласен с одной поправкой – что в конце этого пути все мы встанем и скажем: "Да, эти выборы были честными или нечестными". И примем любой результат. Но что для этого мы с вами должны сделать? Мы должны создать, действительно, институт доверия. Организацию доверия. Для этого мы должны как минимум на первом этапе хотя бы сегодня начать верить друг другу. Правильно? Правильно. Мы говорим "Мы за честные выборы". И с сегодняшнего дня, с подписанием этих документов у нас точка отсчета. Теперь перейдем к Кургиняну.

А.ГОРДОН: Подождите. Прежде, чем мы перейдем к Кургиняну, я хочу еще раз сказать, зачем мы собрались. Без обсуждения механизмов гражданского контроля над выборным процессом никакое доверие ни той, ни другой стороне невозможно. Мы собрались сегодня для того, чтобы обсудить предложения от гражданского общества. Их несколько. Выработать общую позицию и, наконец-то, найти ту самую точку, где мы сойдемся и будем друг другу доверять. Вы же за это?

С.КУРГИНЯН: Я предлагаю всем здесь собравшимся и всем, кому я являюсь противником, оппонентом, продвинуть российскую демократию на шаг вперед. Если мы на общественном избиркоме и на ряде общественных избиркомов вывесим 95 тысяч первичных протоколов, то каждый гражданин России станет субъектом решения по вопросу о том, каковы выборы. Потому что он сам пересчитает или мы вместе пересчитаем эти протоколы. И тогда, если эти протоколы пересчитаны и показаны результаты, то выборы легитимные.
Но я говорю другое. Давайте вернемся к легитимности парламентских выборов. Ведь, вопрос не в том, кто и как мне доверяет – вопрос в том, что не доверяют одной из ключевых партий и это породило политический кризис. Давайте, все-таки, разберемся, что там происходило? А вдруг все обвинения в ваш адрес и в адрес этой партии на парламентских выборах справедливы или, наоборот, несправедливы. Сколько времени мы можем таскать по площадям мифы? Давайте вернемся к технологиям, цифрам и подтвердим, что происходит? Были фальсификации? Не были? Где? В каком объеме? Пересчитаем первичные протоколы, проверим, были или нет подлоги в ТИКах, проверим субъекты Федерации и все сделаем. Давайте общественным образом пересчитаем протоколы. Я понимаю, что судам не верят. Но собственным-то глазам верят?

Д.ИВАНОВ: Дела не возбуждаются. Больше, чем на половине участков два протокола или три.

С.КУРГИНЯН: На какой половине участков? Сколько участков вы пересчитали?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вы же не участвовали в выборах. Дайте мне сказать. 20 лет. 6 кампаний в Думу, 6 кампаний Президента. Объясняю, как делается. Вот мы – участники избирательной комиссии, бюллетени вывалили на стол. И пошли. За Путина, Зюганов, Жириновский, Миронов, Прохоров, Жириновский – в стопку Путина, Зюганов – в стопку Путина. Вот здесь наблюдатели могут поймать: "Стоп! Ну-ка забери все бюллетени за Жириновского, раздай туда". Всё! Наблюдатели поломали первичный подлог. Стопки идут только поданные за этих кандидатов. Хорошо. Что делать? Протокол. Составляем протокол. Всё. Пять фамилий, пять цифр. До свидания, ребят. Все ушли. Дальше! Бегут они в территориальную комиссию: "Что делать?" В Москву звонят: "Что делать?" - "Так, вам нужно за Путина дать столько-то, за остальных столько-то" - "Что делаем?" - "Переписываем протоколы". Вызываем членов комиссий. Иди сюда. Иди сюда, иди сюда. Так. Как ты? Костюмчик у тебя 50 тысяч. Подпиши этот протокол. Я говорю еще раз, так они делают. Деньги или квартира на очередь, или папу с работы уволим, и он подпишет второй протокол.

С.КУРГИНЯН: Слушайте, Владимир Вольфович. Вот этот протокол, который подписан, сразу - в общественный избирком. Мы готовы создать call-центр на тысячи единиц, экраны. Сразу в общественный избирком.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Он один пойдет, пешком?

С.КУРГИНЯН: Он перейдет данными сканера. Мы живем в эпоху компьютера.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Он идет. Взял в карман и пошел туда.

С.КУРГИНЯН: Владимир Вольфович, у нас эпоха сканеров – поставить сканеры на участки, ну что вы?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я говорю еще раз. Мальчик пошел с протоколом, его убили на выборах 4 декабря. Девочка от нас пошла – ее изнасиловали! Вы не понимаете, что происходит ночью после выборов! Вы ни разу не участвовали! Все протоколы перепишут! Все бюллетени переберут! Все сделают и повесят свои протоколы! И мы с вами будем в дураках. Вот так они сделают.

С.КУРГИНЯН: Владимир Вольфович, пока у вас есть хорошие сильные наблюдатели, этого не будет.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И сейчас уже в половине страны все избиркомы сформированы из подставных лиц! Взяли поддельные документы и по ним в избиркомы от имени ЛДПР поставили своих людей.

А.ГОРДОН: Смотрите. Во-первых, мы не выслушали Кургиняна. Во-вторых, мне кажется, суть предложения заключается как раз в том, чтобы не ждать той самой кошмарной ночи, когда убивают и насилуют. Данные ЦИК – это данные ЦИК. Данные УИК – это данные УИК. У каждого, кто выходит после того, как закончилось голосование, есть заверенный синей печатью подписанный протокол. Его нужно сразу опубликовать. Сразу, для того, чтобы не допустить подлога ночью. Вот одно из предложений Кургиняна.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Александр, вы знаете, что происходит? Я вам говорю еще, вы повесить, говорите, кто голосовал. Они сорвут, участковый местный и полицейский, и повесят свой. Это, ведь, 94 тысячи! У вас есть 10 миллионов человек? Если у нас будет 10 миллионов человек... Да он ничего не знает, он ни в чем не участвовал.

С.МИРОНОВ: Первое. Необходимо делать то, что предлагают наши коллеги. В любом варианте. Это в любом случае уже какой-то шаг в нужном направлении. Какие подводные камни ждут? Рассказываю. Вот сегодня уже несколько раз прозвучало слово "копия протокола". Нужно менять законодательство – не должно быть копии протокола, должно быть несколько экземпляров протокола, который раздается каждому. Почему? Сейчас в судах мы приносим копию протокола, которую выдали нашему наблюдателю, а говорят: "У вас неправильная копия. Есть другая копия". Второе. До тех пор, пока мы не изменим порядок формирования участковых комиссий, пока там не будут находиться люди подневольные, подчиненные, бюджетники и прочие вышестоящим властным чиновникам, мы будем иметь проблемы. Поэтому, еще раз, все, что предлагается, нужно делать, и я двумя руками за, потому что это тоже какой-то вариант. Наряду, например, с моим предложением, коль скоро вебкамеры будут стоять... Они, правда, выключатся во время подсчета голосов, но в 9 часов, когда закончится голосование в Калининграде, давайте мы их везде включим и давайте каждая участковая комиссия, когда начнет заполнять так называемый плакатный протокол, поднесет к веб-камере и на глазах у всех, кто в режиме онлайн наблюдает, заполнит. И это будет зафиксировано всеми. Вот это тоже очень хороший алгоритм.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вам скажут: "Инструкция по подсчету голосов это не предусматривает". Да, мы со всем согласны. Я вам говорю, как они это все обыграют. Чего детский сад делать?

А.ГОРДОН: Давайте так. Нас здесь много, кто-то может отмолчаться. Поднимите руки, кто согласен с этим конкретным предложением.

МИХАИЛ ПРОХОРОВ, кандидат в Президенты РФ: Что говорить о будущем? Да, конечно, наше законодательство нужно менять. Но мы живем в настоящем, и нам 4 марта нужны легитимные выборы. Предлагаю обсудить три темы, которые будут понятны всем. Первая, как нас обманывают, какие есть основные схемы. Давайте быстро пройдем, из личного опыта – у Владимира Вольфовича замечательный опыт, он уже шесть раз в кампаниях. Вторая тема, как наши наблюдатели (а наблюдатели должны быть наши все – не важно, какие у них политические взгляды)... Мы заинтересованы в единой системе, которая никому не принадлежит. Я буду лично поддерживать любую инициативу гражданскую, которая будет проявляться. Поэтому давайте мы обсудим, как противостоять этим нарушениям в практическом плане. И третье. Что нужно делать наблюдателю, когда его а) удаляют и б) когда он видит нарушение, чтобы он мог максимальным легитимным образом это нарушение оформить и что он должен делать, используя общественное мнение, чтобы повлиять на исход на участке.

А.ГОРДОН: Сейчас прервемся на рекламу – никуда не уходите.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

А.ГОРДОН: Мы возвращаемся в студию программы "Гражданин Гордон".

С.КУРГИНЯН: Вся страна должна знать, что там присутствовали члены избирательной комиссии от всех партий, и они должны держать удар.

М.ПРОХОРОВ: От всех кандидатов только.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вы это в Москве говорите. Вы отъезжайте на 100 километров – там другая власть! Там другие законы! Там сидят варвары, и они давят всех, душат.

А.ГОРДОН: Стоп. У меня вопрос, простой вопрос. Вопрос ко всем и, в первую очередь, к вам, Владимир Вольфович. 4 марта я, гражданин Гордон хочу быть наблюдателем на избирательном участке с тем, чтобы потом прийти в эту студию, сказать все, что я видел, и поделиться своими впечатлениями и наблюдениями. Но я не имею ни малейшего представления, чего я там должен наблюдать, как я должен стать наблюдателем. Это что за статус такой? За кем и как я должен смотреть? Где ждут меня подводные камни и ловушки? На что я имею право, на что не имею? Объясните мне, гражданину РФ, что такое наблюдатель и как им стать?

С.МИРОНОВ: Я сегодня прилетел из Санкт-Петербурга, где мы проводим обучение волонтеров. Мы обратились ко всем желающим прийти к нам в офис партии на Рубинштейна, 20 в Петербурге и стать наблюдателями от меня как кандидата, либо от партии. И мы проводим учебу с тем, чтобы человек знал, что он должен сделать, когда приходит в 8 утра и должен проверить урну, и дальше до конца.

А.ГОРДОН: Сергей Михайлович, тут проблема, знаете, какая? Я не определился с выбором, я не хочу быть наблюдателем от вашей партии. Я – гражданин этой страны, я еще не знаю, за кого я проголосую и стану ли голосовать вообще. Как мне быть? Я хочу наблюдать за честностью и прозрачностью выборов.

С.МИРОНОВ: Вы должны тогда стать наблюдателем от одного из кандидатов.

Д.ИВАНОВ: Я принципиально не поддерживаю партию КПРФ, но я записался наблюдателем от КПРФ, потому что наслышан: там самые злые наблюдатели, с ними веселее всего. Я был наблюдателем от прессы на двух участках КПРФ. Просто одна школа, один спортзал. Всех пугала видеокамера. Меня сразу узнал молодой председатель комиссии...

А.ГОРДОН: Вам повезло. Мне-то как быть, если меня не узнал председатель комиссии?

Д.ИВАНОВ: Аналогично. И неважно, от какой вы партии будете, Александр. Абсолютно.

А.ГОРДОН: Как это сделать?

П.ШКУМАТОВ: Давайте я поясню. В сети интернет существует уже четыре проекта, которые как раз ставят своей целью помочь таким как вы – это "Гражданин наблюдатель", это "Голос", это "Росвыборы" и мы, Лига избирателей. Мы все занимаемся примерно одним и тем же, то есть мы пытаемся сделать так, чтобы вы, записавшись, заполнив простую форму на сайте, прямо онлайн, потом чтобы вам сказали "Приезжайте туда, возьми с собой паспорт". Вы приезжаете, берете паспорт, получаете аккредитацию. Аккредитация выдается на конкретный участок. В течение всего дня голосования вы наблюдаете за тем, чтобы не происходили именно первичные фальсификации. Сейчас это очень сложно делать, потому что, как правило, все наблюдатели знают, что они имеют право производить видеосъемку на участке, они имеют право производить видеосъемку подсчета голосов, фотосъемку, все, что угодно. И это очень важно, потому что видеосъемки фальсификаторы боятся как черт ладана. Но дальше начинается самое интересное. Когда прошел целый день (а я напомню, что это 12 часов, непрерывно, вам даже в туалет и то вы отлучиться в туалет)... Я условно говорю. А там вбросили, да? То есть если вы один.

М.ПРОХОРОВ: Профессионалы говорят, что нужно ходить с памперсами, чтобы 12 часов никуда не отходить.

П.ШКУМАТОВ: Да. Абсолютно точно. Это профессионалы наблюдения.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не шутите. "Памперсы". Вы говорите то, что я сейчас поломаю через две минуты. Все ваши разговоры. Чего же миллионы людей будут слушать то, что вы, не зная, говорите? Вы говорите теорию, а я вам хочу сказать практику. Теоретически вы правы.

С.КУРГИНЯН: Наблюдатели очень важны. Вообще у нас нет никаких расхожденийКроме волнения о том, что нужно еще сделать все честнее, никаких возражений нет. И, вот, я очень поддерживаю господина Шойгу и всех остальных... Всех люблю и уважаю за то, что они хотят прийти к одному выводу, что мы сделаем какие-то процедуры, а когда потом будут результаты, мы эти результаты признаем. Вот это самое главное. Но! Я хочу подчеркнуть, что при всей важности наблюдателей есть то, о чем мало знает рядовой человек. Есть члены избирательных комиссий. Эти члены избирательных комиссий подписывают протоколы. Если они считают их нечестными, они их не подписывают. Если они их подписывают, они немедленно должны их передать в общественный избирком. Члены избирательных комиссий обладают очень большими правами – без их подписи протокол недействителен. Членами избирательной комиссии являются представители оппозиционных партий. И если они хотят победы, если они хотят честности, они должны держать удар как держат его в Латинской Америке и везде: подкуп – они отказываются, угрозы – они отказываются. От этих членов избирательных комиссий зависят итоги выборов. И у нас есть одна возможность сделать выборы честными – сделать этих членов избирательных комиссий стойкими. А протоколы передавать общественности, сразу, всей стране. Пусть 140 миллионов людей читают все протоколы первичных комиссий.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: В составе комиссии – 10 человек. От оппозиционных партий – три. Большинство – у администрации и "Единой России". Я – председатель комиссии. Так, ты откуда? ЛДПР? Вот сюда сядь, посиди. КПРФ? Вот сюда. все. А свои все сели сюда. Мы выдаем бюллетени, мы все фиксируем, у нас книга учетов, мы карусель осуществляем. Кто-то один – к ней подойти.

М.ПРОХОРОВ: Ах, вы карусель осуществляете? Понятно.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Подождите, Прохоров, не шутите, это не баскетбол! Это кровь страны! И что делать дальше? Его для этого и послали, якобы, пятый кандидат, это статист, друг Путина. Путин на санках катался – больше ему нечего делать, на санках кататься. Так вот. Выборы закончились…

А.ГОРДОН: Давайте о друзьях говорить не будем – мы все помним партийную принадлежность Чурова, поэтому не надо об этом.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я еще раз вам говорю. Сидит комиссия, все работают. Но все наблюдатели и члены комиссии от оппозиционных партий стоят вот здесь. Дальше их не пускают. Я хочу, я стойкий, я говорю: "Я хочу здесь стоять" - "Ты почему мешаешь ходу избирательной кампании? Полицейский, заберите его". Сопротивляется. Руки скрутили и выкинули!

Д.ИВАНОВ: Нет, надо протокол составлять – не просто уводить. А то, что вы говорите – это лопух, а не наблюдатель.

С.КУРГИНЯН: Это трус, а не член избирательной комиссии.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот смотрите. Начался подсчет, вот они сидят. Наблюдатели стоят здесь. Меня боятся все, я подхожу, смотреть начинаю. "Ты кто такой?" Он говорит: "Я от КПРФ". Я говорю: "Подойди и смотри сюда, как считают бюллетени". Он стоит, даже не понимает. Он стоит вон там от стены. Вот так нужно стоять наблюдателю Куда бюллетень? Не разрешают!

С.КУРГИНЯН: Члену избирательной комиссии? Да что ж вы дурака-то валяете?

С.ШОЙГУ: Для того, чтобы закончить этот балаган, нам надо ответить на один простой вопрос, кому это выгодно - фальсификация выборов. Прежде всего, давайте рассудим тихо и спокойно: никому кроме как Путину честные выборы, по большому счету, не нужны. Я про кандидатов в данном случае, про кандидатов в Президенты. Объясню свою позицию. Представьте себе, что кандидаты в Президенты наберут меньше, чем набрали их партии на думских выборах. Я не считаю господина Прохорова, потому что его партия не участвовала в этих выборах. Следовательно, лидер партии – это обуза для партии. Логично? Логично.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не логично. Голосуют за партию, а там будет несколько партий в парламенте. А за человека – он один, это разные голосования. Избрать того, кто вершит судьбы людей, это одно голосование. А десятки партий – идите все в парламент. Проголосуют за 20 партий. Это разные голосования.

С.ШОЙГУ: Вы понимаете сегодня, что вы проиграете. Исходя из этого, все, что вы говорите, и все, к чему вы ведете...

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Тогда зачем мы собрались здесь, если уже известно, что Путин выигрывает? Мы зачем?

С.КУРГИНЯН: Честные выборы нужны такому существу, которое называется Россия. Есть такое существо, оно называется Россия, и есть такое существо, оно называется народ. Понимаете? Всем нужны честные выборы. Правильно?

А.ГОРДОН: Сергей Кужугетович, вы заняли сейчас крайне деструктивную позицию. Знаете почему? Деструктивность в том, что мы здесь собрались для того, чтобы попытаться найти элементарный простой, очевидный каждому механизм, который не позволил бы сделать выборы нечестными или говорить потом о том, что они не были честными. Вы сейчас уводите нас совершенно в другую сторону. Вы начинаете заново говорить про политический процесс. У меня опускаются руки. Конечно, выиграет Путин. Конечно. И что?

С.ШОЙГУ: Хорошо. Давайте создавать механизм тогда.

ВЛАДИМИР ОВЧИНСКИЙ, член экспертного совета комиссии ГД РФ по противодействию коррупции: Уважаемые коллеги, Владимир Вольфович очень назвал правильную ситуацию, когда возникает конфликт между избирательной комиссией, наблюдателем и полицией. Мы забыли такой субъект, который представляет власть на избирательных участках, - полицейские. Что взорвало интернет после выборов думских? Взорвали ролики о том, когда наблюдателей удаляют с участков, и когда полиция не принимает адекватных мер по выявленным нарушениям. Поэтому в оставшееся время правила надо прописать не только для членов избирательных комиссий, наблюдателей, но и для нашей полиции. Нужна инструкция о поведении полицейских на избирательных участках. Такого документа нет на федеральном уровне сейчас. Надо его разработать, поручить это Нургалиеву, согласовать это с Генпрокуратурой, согласовать с Министерством юстиции, с Избиркомом и выпустить этот документ. И со всеми гражданами.

М.ПРОХОРОВ: Вы правы. Инструкция должна быть очень простой. Она примитивна. Сейчас полицейский подчиняется главе комиссии. А он лично должен отвечать за соблюдение законодательства. Тогда он будет отвечать, ведь руководителем комиссии его является субъект, любой наблюдатель и любой гражданин. Сейчас полицейский подчиняется руководителю комиссии.

В.ОВЧИНСКИЙ: Нет, полицейский, прежде всего, подчиняется закону о полиции, Конституции... И когда вскрываются преступления, которые нарушают избирательное право граждан, он должен адекватно реагировать. У нас эти люди еще пока не обучены и нет материала, нет нормативного документа.

М.ПРОХОРОВ: Полицейский по факту подчиняется главе комиссии, и он дает команду выводить наблюдателей. Это факт.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Александр, простой пример. 4 декабря в Анапе на все участки от нашего имени посадила администрация своих людей. Мы говорим: "Это фальшь. Это мошенники". Я звоню Нургалиеву, Чайке, ФСБ, всем звоню. Да, прокурор едет, полиция – и ничего. И все, мы проиграли в Анапе, потому что мы не можем войти на участок. Нам говорят: "А чего вы идете, ЛДПР? Вот от вас сидят. Где документ? Вот документ". Взяли, ксерокопировали бланки наши, поставили нашу печать. А в Туве на наши места посадили двух членов комиссии, тувинцев. А наших нет. Говорят: "Это от ЛДПР".

В.ОВЧИНСКИЙ: Владимир Вольфович, вот тем более нужны правила для правоохранительных органов.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Полиция работает на власть! ФСБ – на власть! Прокуроры – на власть!

С.КУРГИНЯН: Не жаловаться надо, а исправлять ситуацию.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Как исправлять? Стоят дети двадцатилетние, против них полиция, ОМОН, ФСБ, вся административная!.. Как они будут сопротивляться? Их бьют, их выкидывают.

С.КУРГИНЯН: Это жалоба, а не исправление ситуации. Говорите, как исправлять. Первый вопрос – это вопрос к полиции. Вопрос второй – это вопрос о ваших членах избирательных участков. Третий вопрос – это вопрос общественного избиркома. Говорите еще, предлагайте. Вы – кандидаты. Предлагайте вы.

А.ГОРДОН: Кто может дать приказ Нургалиеву, чтобы он издал такую инструкцию?

С.ШОЙГУ: Простое и понятное предложение. Давайте сейчас мы с вами договариваемся, что мы 22-го, 23-го, 24-го, а лучше бы 20-го садимся все вместе и подписываем все те документы, о которых только что говорили и о которых, может быть, еще договоримся. Пригласим Нургалиева, пригласим Чурова, пригласим всех остальных. Всех, кто нужен. Сядем и договоримся: "Ребята, вот наши правила, мы все с этими правилами согласны, что милиция никого не выкидывает, что все встречают ее цветами и духовыми оркестрами, что пионеры стоят у входа, что урны прозрачные, что все наблюдатели с камерами". Я не знаю, какие еще там вещи? Прописали и договорились. И тогда, вот тогда мы до чего-то договоримся, мы от чего-то оттолкнемся.

С.КУРГИНЯН: И, Александр, под камеру это все, здесь же, в телевизионном пространстве, чтобы все видели.

А.ГОРДОН: У вас есть такая воля?

С.ШОЙГУ: Конечно. Конечно. Безусловно.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы в Кремле подписали. Ельцин стоял. Вся общественность стояла, мы все подписали. Это действовало одни сутки, всего одни сутки этот общий протокол действовал, и все пошло опять как хотел Ельцин. Мы просим получить право отзывать членов комиссии. Не дают. Почему? Иначе нельзя обеспечить фальсификацию. Дайте нам право! Президент сказал "Хорошо, я внесу закон, но после 4 марта". В 2015 году будут стоять КОИБы, все будет хорошо через 10 лет. А 4 марта будет тотальная фальсификация!

А.ГОРДОН: Никуда не уходите – сейчас попробуем до чего-то договориться.

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ

А.ГОРДОН: Первый канал, "Гражданин Гордон".

Л.ПАРФЁНОВ: Вы сейчас говорите и господин Шойгу, и господин Кургинян с разных сторон, но про одно и то же. Как будто арифметика и есть самое главное. С одной стороны это, конечно, свидетельствует, до какого уровня доверия мы докатились, что вся страна не верит, что могут на один бюллетень положить второй бюллетень и сказать, что будет два бюллетеня, и, значит, там было два голоса. В это никто не верит. Поэтому нужно еще и еще раз перепроверить и пересчитать. Это раз. Но! Разве честные выборы сводятся только к тому, как мы потом правильно электронно, прозрачно через пластиковую урну посчитали число бюллетеней? А равенство доступа к СМИ? А возможности для разных кандидатов? А то, как велась кампания? А что, вас удивила реакция на думские выборы? По тому, как шла кампания, вы другого ждали? Вы полагали, что людей можно кормить вот этим вот фуфелем?

С.КУРГИНЯН: Вы говорите, что идут подлоги. Мы говорим, как взять за руку и мешать подлогам, вы уходите от этой темы к другой.

Л.ПАРФЁНОВ: Никто от этой темы не уходит. Но кроме подлогов, которые происходят на избирательных участках, есть и другие. Если мы говорим о возвращении доверия ко всем выборам... Не только к арифметическому результату мы хотим доверие.

С.КУРГИНЯН: Один короткий вопрос. Если мы докажем, что подлогов не было, вы извинитесь перед Чуровым? Докажем вместе с вами, все вместе.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет! Мы Чурова в тюрьму отправим.

Л.ПАРФЁНОВ: Каких подлогов не было В декабре не было подлогов? В психиатрической больнице 93% за "Единую Россию" - не было подлогов?

С.КУРГИНЯН: Мы спрашиваем вас: Чуров осуществлял подлоги?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да! И все избиркомы!

Л.ПАРФЁНОВ: Откуда мне знать?

С.КУРГИНЯН: Давайте проверим.

Л.ПАРФЁНОВ: Мне не важен уровень осуществления подлогов.

А.ГОРДОН: Я хочу напомнить вам, для чего мы здесь собрались. Мы все – разные люди. Вы разные по определению, потому что представляете разные политические партии и находитесь в конкурентной борьбе. Хочу напомнить, Леонид Геннадьевич, что вот здесь должен был стоять Геннадий Андреевич Зюганов. Если уж говорить о доступе к СМИ, то доступ был не просто предоставлен – на коленях стояли. Где Геннадий Андреевич? Нет Геннадия Андреевича.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Договорился на второе место. 14% - и он доволен. Все.

Л.ПАРФЁНОВ: Некоторые не ходят, потому что так много доступа к СМИ, что они все время отправляют своих представителей.

А.ГОРДОН: Может быть и эта версия. Я хочу вернуться к теме. Прозвучало несколько конкретных предложений от одной группы граждан, от другой группы граждан. Конкретных предложений. Сергей Кужугетович Шойгу предложил собраться всем вместе в этом составе или в расширенном. 20 числа, в мой день рождения. Спасибо. Мне это особенно приятно. И поднять... Пожать руки. Сначала поднять руки "Мы за это", а потом пожать руки и сказать "Все, ребят, мы согласились. Ваши предложения принимаются, ваши предложения принимаются". Вот министр внутренних дел, вот генеральный прокурор... Вы на это пойдете? На это предложение?

Л.ПАРФЁНОВ: Кто ж не пойдет-то?

А.ГОРДОН: А теперь скажите мне, пожалуйста, а чем ваши предложения разнятся между собой? Я, честно говоря, не въехал. Чем вас не устраивает то, что предложил Сергей, а вас не устраивает то, что предложила Лига избирателей?

Л.ПАРФЁНОВ: Да все устраивает. Чем больше считают, тем лучше. Ради бога.

С.КУРГИНЯН: Меня, поскольку я возглавляю общественный комитет по расследованию и контролю, не устраивает то, что нет договоренности об ускоренном - до президентских выборов - пересчете протоколов думских выборов. Потому что мы должны понять уровень легитимности.

Л.ПАРФЁНОВ: Я не верю, что за это время под тот визг и гвал, который поднялся с 5 декабря, в этих протоколах не наведен полный марафет. Поздно проверять.

С.КУРГИНЯН: Они есть у оппозиционных партий. Какой же марафет? Что вы говорите?

А.ГОРДОН: Сергей, давайте мы оставим это как козырную карту, когда будут раздаваться крики о том, что президентские выборы не легитимны. Сейчас еще раз хочу… Смотрите, вот Болотная, вот Поклонная, да? Вот ребята за честные выборы, вот ребята за честные выборы. Вот ребята предлагают механизм контроля гражданского и вот ребята предлагают. Вы готовы вместе это делать?

С.КУРГИНЯН: Абсолютно. В любую минуту.

Л.ПАРФЁНОВ: Ради бога. Конечно, господи. Весь класс считал, сколько будет дважды два. Да отлично, зашибись.

С.МИРОНОВ: Коллеги. Конструктив. Но сначала, все-таки, замечание по поводу пересчета. У меня сегодня данные конкретные с фактами о затопленных, о сожженных в результате пожара бюллетенях, которые уже не пересчитать. Это носит еще пока не массовый характер, но я вас уверяю: если мы вдруг договоримся пересчитать, немедленно окажется, что половина бюллетеней по России просто уничтожена.

А.ГОРДОН: Господа, проехали. Говорим про 4 число. Смотрите, здесь мы добились, не скажу, согласия – консенсуса добились. Мы хотим одного – наконец-то, все в этой стране хотят одного, чтобы все было честно и чисто, да? Сразу.

С.МИРОНОВ: Хорошая идея – всем собраться, подписать некий документ. Перечисляю, предлагаю под чем подписаться. В том числе любые инструкции для полиции, любые изменения закона не реальны – ничего не успеем сделать. Это нужно понимать.

А.ГОРДОН: Сергей Кужугетович говорит, что успеем.

С.МИРОНОВ: Инструкции – не успеете ничего сделать. Но если мы все договоримся, о чем договоримся? Первое. Договариваемся о том, что 4 марта и в ночь подсчета голосов ни один наблюдатель не удаляется с избирательного участка ни под каким предлогом. Первое. Согласны все?

Л.ПАРФЁНОВ: Да.

М.ПРОХОРОВ: Но если он не нарушает закон.

С.МИРОНОВ: Он не должен нарушать закон. Второе. Договариваемся, что вебкамеры после того как закончится голосование… Они выключатся, когда начнется подсчет голосов, но в 9 часов вечера, как только закончится голосование в Калининграде, вебкамеры везде включаются, на всех избирательных участках. Договариваемся. Третье, самое главное, ключевоес предложение. Показываем в вебкамеру общий протокол плакатный, фиксируем эти данные и дальше договариваемся. Эти данные, которые зафиксированы наблюдателями (у них есть протоколы), которые показали вебкамеры, по всем избирательным участкам, 96 тысяч по стране. И мы договариваемся: эти первичные результаты если мы складываем, они – самые главные. Если потом окажется, что в системе ГАС "Выборы", в ТИКах, где-то еще - другие данные, они не считаются – мы признаем только первичные документы.

А.ГОРДОН: Вы с этим согласны?

С.КУРГИНЯН: Мы – абсолютно.

М.ПРОХОРОВ: Согласны.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, не согласен. Это ничего не даст абсолютно. Чтобы протокол показать, как вы предлагаете, вот такой формат. Вебкамера это не возьмет. У них формат вот такой, А4 и вебкамера ничего не возьмет.

С.МИРОНОВ: Послушайте, в законе написано: "Плакат огромный".

А.ГОРДОН: Владимир Вольфович, мы подносим к вебкамере протокол и все видно.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я вам говорю, в инструкции этого нет! Не имеете права! А председатель комиссии скажет: "Покажите инструкцию. Дайте инструкцию". Я называю свое предложение, без которого ЛДПР не подпишет никакое ваше соглашение. Самый лучший способ контроля (и мы проверим власть) – мы обязуемся все вместе 5 марта утром пересчитать все бюллетени на 10 участках. Только на 10 участках. И сами выбираем по всей стране. И вот так мы увидим, где фальсификация. Протоколы перепишут, все сделают. А если мы... Они ж не знают, где. Мы пересчитаем! И сразу все видно! Потому что повесить протоколы, кто голосовал – они повесят свой. Пересчитать. По-вашему, все ужасы происходят как раз в ночь после выборов. Насилуют, убивают и переписывают. Так как же вы с утра посчитаете, если уже все будет переписано?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я вам говорю еще раз, я говорю про бюллетени. Вы даже не понимаете, о чем я говорю! Зачем вы пришли сюда, Гордон? Я сказал не "протоколы пересчитывать", а "бюллетени". Мы снова берем все бюллетени и начинаем пересчитывать все! За Путина – 500, а здесь 300. За Путина – 600, а здесь – 150. И вот так вся страна увидит фальсификацию выборов 4 марта. Только так. Вы же говорите что? Протоколы. А я говорю про бюллетени. Это разные документы.

А.ГОРДОН: Похоже, что в отличие от вас я понимаю, зачем я здесь. Я даже понимаю, зачем вы здесь, Владимир Вольфович.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: А вы позвали – я могу уйти, пожалуйста. Как и Зюганов. До свидания. Все. Оставайтесь здесь! Вы все за фальсификацию. Вы мне говорите, зачем я пришел? Вы позвали меня! Для этой комедии! Сами оставайтесь здесь! Вы – такой же фальсификатор как ЦИК и Кремль! И пошли вы все вон! К черту все!

А.ГОРДОН: Владимир Вольфович, вернитесь, пожалуйста. Владимир Вольфович. Умоляю вас! Вернитесь, Владимир Вольфович.

Д.ИВАНОВ: Сейчас рейтинги упадут у передачи резко. Все выключили телевизор уже.

Л.ПАРФЁНОВ: Что-то в 23:30 у него было просто.

М.ПРОХОРОВ: Это предложение ничего не даст. Потому что даже если на 50 участках будут выборы признаны недействительными, то это не даст ничего. Выборы все равно останутся легитимными. Это шоу. Надо делать реальную работу. Сергей Кужугетович сказал о том, что есть доверие или нет доверия. Доверие – оно завоевывается в совместной работе. Если мы все совместно, все граждане страны сможем выйти на участки и проверить каждый на своем участке, как прошли выборы, тогда это и будет та форма доверия. А любое нарушение, удаление любого наблюдателя – давайте мы признаем, что если наблюдатель удален, то на этом участке у нас есть глубокие сомнения, и все вместе, все кандидаты в президенты будут оспаривать по договоренности, чтобы на этом конкретном участке выборы признать недействительными.

А.ГОРДОН: Можно сейчас я совсем конкретно? Сергей Кужугетович, вы сказали, что вы в понедельник, 20 февраля готовы собраться в этом составе, кроме... Может, вернется еще, не знаю. Может, вернется, может, Геннадий Андреевич подтянется. Я хочу спросить. В понедельник 20 числа когда и где вы соберетесь? Поскольку вы были инициатором, я хочу, чтобы вы предложили время и место.

С.ШОЙГУ: Во-первых, хочу сказать, что где угодно и во сколько угодно. Хорошо. Я приглашаю вас в доблестное Министерство по чрезвычайным ситуациям, если вас это устроит, потому как я, как вы понимаете, в данное время не нахожусь в отпуске, а работаю. Это первое. Второе. Если господин Кургинян с господином Парфеновым возьмут на себя вместе с уважаемыми кандидатами ту ношу, которая называется организация этого сбора... Я обязуюсь переговорить с нашим кандидатом.

Л.ПАРФЁНОВ: Берем.

С.КУРГИНЯН: Берем вместе.

А.ГОРДОН: Я назначаю ответственных – Кургинян, Парфенов. Хорошо? Значит, в понедельник, 20 числа...

С.ШОЙГУ: Хотя, лучше бы это делать, конечно, под камеры, красиво, с вашим участием.

А.ГОРДОН: Камеры мы пришлем, придем. Какие проблемы? Камеры будут. Не волнуйтесь. За камеры отвечаю я. И вы подпишете некий договор о намерениях, в который войдут все предложения, которые звучали сегодня, и не только они. То есть вы объедините свои усилия для того, чтобы у нас не было повода, наконец, сомневаться в том...

С.ШОЙГУ: Чтобы мы с вами родили, в конце концов, тот институт доверия или ту атмосферу доверия хоть в какой-то ее части, понимаете, которая нужна стране как воздух.

А.ГОРДОН: Согласен. Давайте так. Я понимаю, что я сейчас формалист страшный, но это телевидение, надо визуализировать. Кто за то, чтобы 20-го собраться и подвести итоги, и выработать общую стратегию проведения выборов 4 числа, поднимите, пожалуйста, руки.
К сожалению, мы не можем всем дать слово. Вы пришли, я понимаю, вы пришли поддержать и своих кандидатов, у вас есть свои идеи и предложения. Так вот вы слышали, когда и где вы можете внести свои конкретные предложения, поскольку я полагаю, что это не единственные люди, которые будут там присутствовать, да? А ответственные могут расширить этот состав. Я надеялся на это с самого начала программы. Если бы не Владимир Вольфович, конечно, ничего бы не получилось. Потому что всегда нужен контрапункт, всегда нужно что-то, что заставит остальных быть более собранными и консолидированными, чем до этого. Завтра все, кто присутствуют здесь, включая, я думаю, Владимир Вольфовича и Геннадия Андреевича… Вы собираетесь вместе у гостеприимного хозяина в Министерстве по чрезвычайным ситуациям и решаете проблемы страны. Ребят, это исторический день. Счастье в том заключается, что это еще и день моего рождения – не могу удержаться от этого. Я впервые в этой студии совершенно искренне благодарю всех, кто пришел и принял участие в этом разговоре, потому что мне кажется, мы сегодня, наконец-то, договорились до чего-то. Дальнейшее, будущее страны зависит и от вас. А от нас с вами зависит вот что. Мы должны по-настоящему, не по-игрушечному, по-настоящему понять, что у нас есть выбор и этот выбор 4 числа сделать. Всего доброго.

С текстом проекта соглашения о мерах гражданского контроля над соблюдением законности при проведении выборов Президента Российской Федерации 4 марта 2012 года Вы можете ознакомиться на сайте Первого канала.

Советуем почитать

Запись опубликована в рубрике Видео, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

4 комментария: Л.ПАРФЁНОВ: Больше контролеров хороших и разных.

  1. Дарья говорит:

    Как Вы прокомментируете то, что это замечательное соглашение так и не было подписано?

  2. Леонид говорит:

    Меня тоже ОЧЕНЬ интересует – почему тот реальный инструмент (достижения вАШЕЙ основной цели , как бы – честных выборов), как меморандум о правилах контроля выборов вЫ не только не подписали, но не пришли (хотя били одним из двух ответственных за организацию) на встречу в МЧС. Складывается впечатление что вАША цель вовсе и не честные выборы. Может пиар, может борьба с системой для удовлетворения самолюбия, может чего ещё. Но именно КОНСТРУКТИВНОГО и ОТВЕТСТВЕННОГО даяния для решения социальных Российских проблем у вАС нет.

  3. Outcast говорит:

    Того что дальше было не хватает. Как я понимаю Кургинян сам лично написал договор, записав автором Парфёнова, который этот договор так ни разу и не увидел. А потом поставил перед фактом, дескать приезжайте, подписывайте всё уже готово . При этом какого либо согласования текста даже по телефону ни с кандидатами ни с лигой не произошло. Естественно на таких условиях без проработки никто подписывать его не стал и первый канал не преминул выпустить репортаж с тем что оппозиция заранее не признает выборы. Впрочем, договор этот, особой силы то и не имеет, у нас в стране важнее законы чем договоры так ни к чему не обязывающие джентльменское соглашение не более того. И правовое положение наблюдателей от его заключения не изменится ни на грамм. Так что кремль двух зайцев убил, с одной стороны вроде как на встречу пошел (на самом деле нет) а с другой обвинил оппозицию в предубеждениях.

  4. Леонид Генадиевич ! Почему Вы не пришли 20 февраля на встречу в МЧС и не подписали соглашение ??? Я всегда восхищался Вами. Во многом Вы были примером для меня. Сейчас Ваш авторитет в, хотя бы лично моих глазах, несколько уменьшился.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.