«Я, когда что-то делаю в публичном пространстве, делаю без оглядки на то, что мне потом за это накостыляют»

Владимир Познер попробовал себя в роли Пикассо. 31 мая в эфир "Первого канала" выходит новый фильм Леонида Парфенова "Глаз Божий". Документальная картина посвящена столетию Музея изобразительных искусств имени Пушкина и рассказывает историю его создания. Главные Обозреватель ИД "Коммерсантъ" Арина Бородина, ведущий "Коммерсантъ FM" Алексей Корнеев обсудили фильм с самим Леонидом Парфеновым.
Роли в фильме "Глаз Божий" исполнили актеры Олег Табаков, Игорь Кваша, Евгений Миронов и телеведущий Владимир Познер.
А.К.: Парфеновский алгоритм, алгоритм его творчества, это такая, наверное, вещь в себе. Но есть все-таки некий такой юбилейный, что ли, тренд: Гоголь, сейчас Музей изобразительных искусств им.Пушкина. Насколько для вас была ожидаемой эта премьера?

А.Б.: Я о ней узнала, наверное, около года назад. Не могу сказать, что меня не удивило. Это было неожиданно. Потому что, к примеру, двухсотлетие Гоголя, в рамках которого Парфенов снимал свой фильм "Птица-Гоголь" было широко известной датой. Там был всероссийский масштаб этих торжеств. О том, что Пушкинский музей в 2012 году будет отмечать свой столетний юбилей, я, признаться, не знала. Для меня это тема для фильма была неожиданной. Я просто знала, что съемки велись давно, Леня был в них очень погружен, очень увлечен ими, несмотря на совершенно разные окружавшие его события: какие-то параллельные проекты, общественно-митинговая даже деятельность… Поэтому, повторюсь, для меня выбор темы для фильма "Глаз Божий" был абсолютно неожиданным.

А.Б.: Но это документальное кино, или все же документально-игровое? К нам подключается тележурналист, автор фильма "Глаз Божий" Леонид Парфенов. Я думаю, что этот вопрос как раз нужно адресовать Леониду. Потому что, конечно, из всех фильмов — а последний был "Зворыкин-Муромец" в 2010 году, там уже было много игровых фрагментов, и главную роль играл Сергей Шакуров – "Глаз Божий" все-таки очень неожиданный. Здесь целое созвездие известных российских артистов, которым позавидовал бы любой художественный фильм. Так это все-таки больше художественное или документальное кино?

Л.П.: Нет, это, конечно, документальное кино, и это то, что называется докудрамой. Я не слишком люблю это понятие, потому что это, скорее, документальное повествование. Вот так было. Но как бы ставятся некие невидимые междустрочия: далее этот ключевой эпизод мы проживем как в игровом кино, то есть, не рассказывая его, а проживая, как будто бы в режиме реального времени. В самом начале было сказано, что Владимир Познер играет Пабло Пикассо. Но я его по-французски ударяю, как это принято. Для них это французский художник, а то, что он испанец, это не имеет для них большого значения, и так было всегда.

Сегодня, в первой серии будет еще Пикассо, до Первой мировой войны. К нему в 1908 году приходит Сергей Щукин, а его привел Анри Матисс, который как-то совершенно был не ревнив и готов был привести к единственному конкуренту своей коллекции московского купца. Молодого Пикассо в нашем фильме играет Петр Налич. А Познер появится только во второй серии, когда Пикассо уже после Второй мировой войны, когда уже есть его знаменитая "Голубка мира" — международная Ленинская премия и прочее. И когда под соусом того, что он весь из себя такой прогрессивный художник, под этим соусом реабилитировался в СССР авангард в целом. Потому что не может же быть у членов французской компартии каких-то там плохих буржуазных картин даже в прошлом…

А.Б.: Леонид, а почему, собственно, "Глаз Божий", почему Пушкинский музей? Зворыкин — было понятно, там был юбилей, связан он с изобретателем телевидения, а это в общем, не чужая для вас профессия. А почему Пушкинский музей? Кто его главный герой? Сами художники или российские меценаты, усилиями которых создавалась коллекция Пушкинского музея? Поясните, чтобы наши слушатели поняли, о чем фильм.

Л.П.: Мне кажется, что главным героем является все-таки такой европейский, русский дух. Потому что откуда возник Пушкинский музей? Оттого, что профессор Иван Цветаев, отец поэтессы, профессор Московского университета, преподавал историю искусств, все сетовал, что мы несчастная страна, у нас своей античности нет. И поскольку он сын деревенского священника, то, в общем, можно представить, на какие медные копейки выучился, прежде чем стал почетным профессором Болонского университета. И это острое понимание того, что нужно все время напоминать, ставить высоко планку, требовать от себя таких европейских стандартов духа, что ли, выражаясь нынешним языком. Она у Цветаева была очень сильной. У нас общая со всей Европой колыбель: античная, Средневековье, Возрождение. Даже, если в это время Европа обходилась и без нас. Мы самый дальний ее побег, самый восточный, но все-таки… Это, с одной стороны, про старое искусство, скажем так…

А.Б.: То есть это история страны, история создания целого культурного пласта — история Пушкинского музея. На протяжении какого периода времени будут развиваться события в фильме?

Л.П.: На протяжении всех ста лет. Но дело в том, что будут и другие разные истории. Это же все очень московские затеи. Ведь музей создавался на частные пожертвования, без всякого государева указа. И вот в Москве одновременно появляются и другие частные инициативы — Иван Морозов и Сергей Щукин собрали фантастическую коллекцию самого модного, самого нового тогда, непризнаваемого искусства. И от этого пошли первые мировые цены на современное искусство вообще, и так далее. Потом их частные коллекции были национализированы, и это был Государственный музей Ново-Западного искусства, который позже был закрыт сталинским указом в 1948 году. И значительная часть этих картин из коллекций Морозова и Щукина перешла в Пушкинский музей. То есть, это все мировое искусство, весь мировой дух, вся культурная, духовная связь с Западом, Европой, в конце концов была сосредоточена в Москве, только в музее изобразительных искусств им.Пушкина.

А.Б.: Отсюда и название фильма — "Глаз Божий"?

Л.П.: Да, да, потому что создатель наш, европейский! И всякие рассказы про химерические особые случаи и прочее, – это все от желания как-то оправдать какие-нибудь наши домашние азиатские безобразия. На самом-то деле это были все блестящие европейцы с очень таким, что ли, перпендикулярным вкусом, очень парадоксальным, очень частным, но и очень московским. Все это сделано было нашими господами. И до сих пор на эти выставки или даже на постоянные экспозиции стоят огромные очереди в Пушкинский музей, и нигде больше ведь в Москве очередей у нас нет. Эти картины собирают таких людей, которые так чувствуют красоту, которым нужно смотреть на Караваджо или Пикассо. Это я называю лишь последние громкие выставки.

А.Б.: Это чем за последнее время прогремел Пушкинский музей — на выставки эти было действительно не попасть…

Л.П.: Да, да, в Пушкинском было что-то невероятное. Людей к этому тянет, как бы им ни рассказывали, что это растленное искусство Запада, антинародное, формалистское, купленное московскими капиталистами в эпоху империализма, как это было написано в сталинском указе.

А.Б.: Вы изначально снимали фильм для "Первого канала"? Ведь вы еще ни разу после ухода с НТВ не снимали проектов для какой-то другой телекомпании.

Л.П.: Да, да, это было решено в самом начале. Константин Эрнст, гендиректор "Первого канала", входит в правление фонда поддержки Пушкинского музея. Это пул из разных общественных и бизнес-деятелей, которые у нас сегодня при всяком крупном федеральном учреждении культуры, существует. Так что идея фильма обсуждалась на "Первом" еще года три назад. Сначала меня позвала Ирина Александровна Антонова, директор Пушкинского музея, спросила, не будет ли у меня какой-то идеи в связи с их юбилеем. Потом я пришел с этой идеей, она ее очень одобрила. Потом я предложил это на "Первый канал"… И так далее, и так далее.

А.Б.: Не могу не спросить вас вот о чем. Теперь вы уже не просто телевизионный журналист, вы еще и общественный деятель, даже почти политик. Вы выходили на сцену на митинге на Болотной площади, было ваше записанное выступление на проспекте Сахарова. В этих выступлениях от вас доставалось государственному телевидению. Это активное участие в протестных митингах никак не повлияли на то, что фильм выходит на "Первом канале", на канале государственном?

Л.П.: Раз выходит фильм, значит, не повлияло. Знаете, я не склонен все-таки продумывать какие-то там системы: если так, то так. Я, когда что-то делаю в публичном пространстве, делаю это без оглядки на то, что мне потом за это накостыляют. А было бы иначе, я, может быть, продолжал оставаться штатным работником телекомпании НТВ и сейчас. Поэтому, уж как есть, так есть. И делать здесь какие-то далеко идущие выводы я не стану. Видите, вчера даже на "Первом канале" был пусть и шутливый, и крохотный, но спецвыпуск программы "Намедни 2042".

А.Б.: Да, вы вчера солировали просто в шоу "Первого канала" "Вечерний Ургант".

Л.П.: Да, вместе с Иваном Ургантом. Так что, видите, все возможно, на самом деле, как бы любые чудеса.

А.Б.: Чудеса, наверное, возможны совсем даже не любые. С Ургантом, действительно, получилось забавно. Другой вопрос, если бы не продвижение вашего фильма, появились бы вы в этой программе? Возможен бы был тогда этот ролик "Намедни", где вы говорили и про Собчак, и про агитацию известных людей за Владимира Путина в 2042 году, насколько бы это все было возможно, я не знаю. Не уверена.

Л.П.: Вы понимаете, что упоминание о Собчак и агитация за Владимира Путина на президентских выборах 2042 года явно не имели никакого отношения прямого к фильму "Глаз Божий". Так что, в общем, повторюсь: как это есть, так и есть. Я не берусь оценивать законы, по которым сегодня живет наш телевизионный эфир.

А.Б.: Скажите, ваши коллеги, как всегда, бывают часто "доброжелательны", к вам, в частности, и они интересуются, каков бюджет этого фильма? А я знаю, что вам его профинансировал Дмитрий Рыболовлев. Он известный бизнесмен, про него много чего говорили в последнее время в наших СМИ. А относительно недавно канал "Россия-1" устами Аркадия Мамонтова даже снял фильм, который назывался "Богатые", где рассказывали про плохих богатых, а господин Рыболовлев, по словам Мамонтова, чуть ли не самый плохой богатый в нашей стране. Как он его только ни клеймил… А как так получилось, что Дмитрий Рыболовлев захотел профинансировать ваш фильм?

Л.П.: Рыболовлев — не единственный, кто финансировал фильм, но он, действительно, дал большую часть средств. Мы познакомились в связи с фильмом "Хребет России", четырехсерийным проектом, который мы делали с Алексеем Ивановым и который тоже выходил в 2010 году на "Первом канале". И тогда они давали небольшие средства, основные давал Анатолий Чубайс. И кроме него еще были разные люди. И тогда Рыболовлев счел, что "Хребет России" получился слишком хорошим по сравнению с его скромным вкладом и предложил: если вы будете делать что-то следующее, то я вас снова поддержу. Бывают такие, видите, это опять к вопросу о чудесах.

А.Б.: Фильм дорогой получился?

Л.П.: Вы знаете, это некоторая коммерческая тайна фонда Пушкинского музея. В общем, он, конечно, шестизначный. Эта сумма в долларах, это понятно. А так, я не знаю, могу ли я ее называть. Для меня-то в этом нет никакой тайны, но я боюсь, что правообладатель вряд ли хотел бы оглашать эти детали.

А.Б.: Вы ждете большое количество зрителей у экранов телевизоров? Все-таки вы нечастый гость на телеэкране, на "Первом канале". А аудитория телевизионная сегодня постепенно сокращается…

Л.П.: Я надеюсь, что будет достаточно зрителей. Очень многие блогеры как-то поддержали проект, потому что и у Рустема Адагамова (Другого), и у Ксении Собчак, кстати, упомянутой, есть в блогах анонс этого фильма. И даже Алексей Навальный сказал, что ему страшно интересно посмотреть этот фильм, потому что это подтверждает всякие либералистские ценности. Я сам не видел этой новости, но Навальный мне написал, что берет из моего ЖЖ анонс и видеоролик, и будет там у себя где-то дополнительно размещать. Так что совершенно неожиданные оказались сторонники у этого фильма.

А.К.: Леонид, а "Глаз Божий" — это ваше название?

Л.П.: Да, конечно. У меня нет никаких литературных негров, я все делаю сам.

Авторские страницы
Арина Бородина

Источник

Советуем почитать

Запись опубликована в рубрике Интервью, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

4 комментария: «Я, когда что-то делаю в публичном пространстве, делаю без оглядки на то, что мне потом за это накостыляют»

  1. Вероника говорит:

    Уважаемый Леонид Геннадьвич, спасибо Вам громадное за этот фильм!
    Вскрыло. Перепахало. Два раза плакала, пока смотрела: на эпизоде с деревней, откуда родом Иван Владимирович Цветаев, и во время сцены с родным эрмитажным матиссовским «Танцем» (моя самая любимая картина, с детства).
    А теперь еще выясняется, что, помимо написания великолепных книг и создания телешедевров, Вы еще и один из смельчаков, финансирующих «Фонд борьбы с коррупцией» Алексея Анатольевича Навального!
    Вдохновляет. Мотивирует. Вы снимаете про Россию, которую невозможно не любить, за которую стоит бороться – и сами боретесь, подавая пример другим. Один за всех, и все за одного.
    Спасибо огромное.

  2. татьяна говорит:

    Огромное спасибо за «Глаз народа»!!! Рада снова увидеть и услышать Леонида Парфенова на Первом канале. Не была в Москве с 1993 года и даже не тянуло, а сегодня снова хочу в Москву и сразу … в музей…в музей…

  3. MAR говорит:

    Больш Спасибо за фильм » Глаз Божий» очень талантливо , емко, информативно, смотрится на одном дыхании, Хребет России смотрела 2 раз а с диска и др проекты но «Глаз,,» по драматургии и по кинокартинке более завораживает, я уже была на выставке 100 лет Пушкинскому Музею, и захотелось еще раз вернуться на выставку и посмотреть на Вашей эмоциональной волне, С Уважением к Вашему творчеству Мар

  4. Никита говорит:

    1 серия супер! В Ваших фильмах всегда потрясающая атмосфера :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.