Парфенов: Рассказами про «особый путь» власть оправдывает свои безобразия

Журналист и телеведущий Леонид Парфенов сделал блестящую карьеру на телевидении, но в последнее время на экране он гость не частый.

Однако Парфенова отсутствие телевизионных проектов не тяготит. Недавно он закончил новую книгу из серии «Российская империя» по мотивам одноимённого документального телесериала, впереди — работа над продолжением. АиФ.ru поговорил с Леонидом Геннадьевичем о существующей власти, оппозиции, выборах и трактовках современной истории.

Наталья Кожина, АиФ.ru: Леонид Геннадьевич, был ли в истории развития России период, когда ею правили те, кого не было причин критиковать и тогда, и сейчас?

Леонид Парфёнов: Идеальных правителей не было нигде и никогда. То есть, конечно, полно случаев, когда в пору их правления они считались — прежде всего, ими самими — непогрешимыми. Но, как пелось в советских политических куплетах: «А в октябре его маленечко того, тогда узнали мы всю правду про него». Это вообще не дело общества — хвалить власть. Его дело — её критиковать. Для похвалы у власти есть свои штатные льстецы.

Н.К., АиФ.ru: Какая форма власти, с вашей точки зрения, лучше всего подходит России? Кто-то считает, что монархия. Вы согласны с этим?

Л.П.: Нет, конечно. Где сейчас сохранились правящие монархии? «Конституционные», когда государи царствуют, но не правят — не в счёт, конечно. Да и невозможно её возродить в России уже, и слава Богу. А что до сих пор про империю спорим — это наша затянувшаяся самоидентификация: всё никак не решим — кто мы? Мы и про Сталина, который 60 лет назад умер, спорим как о современнике.

Н.К., АиФ.ru: Российская демократия относительно молодая. Как вы считаете, у неё свой собственный путь, или она в какой- то степени повторяет путь развития какого-нибудь другого демократического государства?

Л.П.: Мне кажется, когда говорят про какой-то «особый путь», то оправдывают им разные властные безобразия — мол, у нас так повелось. Все страны разные — Финляндию с Испанией ведь не спутаешь. Но у них есть общие политические правила: есть политическая конкуренция, пресса не контролируется правительством, и для неё нет запретных тем и лиц, власть сменяемая, она не может преследовать оппозицию и сама рано или поздно становится ею. Или нет — и тогда при всем внешнем несходстве Белоруссия и Куба живут опять-таки по одним политическим правилам.

Когда говорят про какой-то «особый путь», то оправдывают им разные властные безобразия - мол, у нас так повелось.

Леонид Парфенов

Н.К., АиФ.ru: Леонид Геннадьевич, а в России может появиться вменяемая, легальная и эффективно действующая оппозиция? Какие вы видите пути для того, чтобы власть стала сменяемой?

Л.П.: Все очень просто — этого должно захотеть критическое число граждан, недовольных политической монополией власти. Вот так называемый «креативный класс» заявляет о своих интересах, считая существующую систему архаичной. А кто ещё? Сама власть ею не поделится. Наверняка, поначалу эта оппозиция будет недостаточно «эффективно действующей», как вы говорите. Потому что будет первой — не считать же оппозицией Зюганова с Жириновским, вы же про сменяемость власти говорите? А если она несменяемая — ну, персоналистский режим, который рухнет без этой персоны. И много кого при этом ещё зашибёт. Передовой опыт СССР с его несменяемостью КПСС ничему не научил?

Статья по теме
Леонид Парфенов: «Мы оправдываем свою глупость»

Н.К., АиФ.ru: Много недовольных властью, но на прошлые выборы почему-то мало кто пришел высказать свое мнение…

Л.П.: Что касается низкой явки на выборы — люди не верят, что от их голосования что-то зависит. Ну, значит, они более-менее довольны своей нынешней жизнью. И власть такая ситуация устраивает — это обеспечивает инерционный сценарий, продление мандата действующего руководителя. Выборы, которых вроде бы и нет. Для того и нижний порог явки в свое время отменили: хоть 1% придёт, и выборы считаются состоявшимися. Вот только-только появилась интрига на выборах мэров Москвы и Екатеринбурга. А так-то ведь всё давно всем известно заранее, чего тогда и ходить к урнам?

Н.К., АиФ.ru: История в учебных программах может быть описана нейтрально или в ней всегда будет конъюнктура? Какое время спустя имеет смысл начинать изучать те или иные исторические периоды, например, 2000-е годы?

Л.П.: В учебниках царской России про действующего государя говорилось только, что он вступил на престол — мол, его правление будут описано после того, как окончится. Я не верю в объективность описания 2000-х в сегодняшнем российском учебнике истории. Учебники у нас государственные и исторические институты государственные. А власть полагает, что государство — это я, ну, совсем как Людовик в XVIII веке. И да, считает себя непогрешимой. Путин не раз говорил, что ошибок при нем не допущено. И что кто за девушку платит, тот её и танцует — это власть так за госбюджет покупает лояльность себе. Был уже опыт — известные пособия для учителей и учебник Филиппова, 2006-2007 годов. И там про 2000-е был раздел «На путях к суверенной демократии» — и что теперь делать с этой «наукой», устаревшей максимум через пять лет?

Н.К., АиФ.ru: Вас не видно на центральных каналах. Это ваша принципиальная позиция там не работать? Или не приглашают?

Л.П.: Я не плачусь: выпускаю в год по новому фильму и по новому книжному тому —работы полно.

Источник

Советуем почитать

Запись опубликована в рубрике Интервью. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.