Леонид Парфенов на Эхо Москвы. Телехранитель. 31.01.2010

Намедни и сейчас: Леониду Парфенову 50

Версия для печати
Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям, говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. И сегодня мы будем говорить о человеке, который уж явно влияет на наше телевидение, влияет уже лет 20. Это Леонид Парфенов. На этой неделе ему исполнилось 50. И возраст «50» с внешним видом и вообще с самим Парфеновым как-то сильно не вяжется, но несмотря на это дата есть, есть повод сказать человеку добрый и хорошие слова, и несмотря на то, что в студии у меня сегодня людей нет - сам Леонид встречает гостей, у него очень много друзей к нему прилетело, он выйдет с нами на связь по телефону ближе к концу программы, а мы поговорим с теми, кто с Леонидом все эти годы работает, кто его давно знает, и надеюсь, от вас тоже услышим, уважаемые наши слушатели, реплики. Наш смс-номер - +7 985 970 4545. К вам у меня вопрос один: какой из проектов Парфенова, из программ Парфенова для вас самый памятный? И вообще, когда говорят слово «Парфенов», что вы вспоминаете прежде всего? Это вопрос к вам. Ну что ж, мы поздравляем Леонида Геннадьевича. И первый вопрос, с которым мы созвонились сегодня, это Кира Прошутинская. Здравствуйте, Кира Александровна.

К.ПРОШУТИНСКАЯ: Здравствуйте, Лена.

Е.АФАНАСЬЕВА: Скажите, Кира Александровна, вот первое мое воспоминание о Парфенове - это вы вместе с ним сидите на последнем, по-моему, ряду Дома кино на заседании межрегиональной депутатской группы, году в 89-м или 90-м.

К.ПРОШУТИНСКАЯ: В 89-м, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: И тогда это так выглядело - вы, представители все-таки разных поколений, обсуждаете, как вы относитесь к происходящему. Вы - все-таки известная опытная журналистка, а Леонид - начинающий. Почему из сонма начинающих вы выбрали тогда именно Леонида для того, чтобы он был вашим напарником в этом разговоре?

К.ПРОШУТИНСКАЯ: Ну, во-первых, я рада, что именно с того времени Леня уже работал в «Авторском телевидении». Это была тогда программа «Пресс-клуб», в которую входила как раз та передача, о которой вы говорите. Ленька был очень талантливый, но тогда действительно такое количество талантливых людей было в «Авторском телевидении», которые там стартовали. Тогда же и «Оба-на» с Угольниковым, Кортневым, Пельшем, тогда же и Дибров со Столяровым с «Монтажом», и «Будка гласности» Кононова и . То есть такой был пассионарный творческий выброс. Это был действительно такой какой-то напор, о котором вы, наверное, и помните. Леню выбрала, потому что он действительно был одним из лучших публицистов уже тогда. Тогда еще не было программы «Намедни». И я рада, что она родилась вообще-то в недрах «Авторского телевидения». Он даже до конца не представлял, что это может быть. Его способность абсолютно точно формулировать очень изящно парадоксально мысли в очень короткие тексты. И вот тогда появилась эта идея сделать передачу, которую он сам придумал. Назвал ее «Намедни», придумалась эта трибунка, за которой он долгие времени стоял и в которой его начали все вспоминать. И я считаю, что, наверное, именно тогда - это, наверное, 90-й год уже, вот тогда начался леонид Парфенов, которого мы знаем. Но я его помню.

Е.АФАНАСЬЕВА: А кто его взял-то? Кто его позвал на телевидение? Мальчик, насколько я помню, Ленинградский университет закончил, работал в Череповце или где-то там, я сейчас уже не вспомню…

К.ПРОШУТИНСКАЯ: Он и в Череповце работал, учился в Болгарии. По-моему, сначала он работал и как телевизионный критик, потом он работал в редакции «Пропаганда», а потом мы его пригласили к себе, в молодежную редакцию я тогда была заместителем главного редактора. И вот с тех пор он начал работать. А когда началось такое движение независимых телекомпаний, «Авторское телевидение» было первой, и «Пресс-клуб», в котором он был, там тоже было много людей, через какое-то время… почему «Намедни» появилась? Потому что все начали вырастать из одной программы. И не хотелось терять всех, а хотелось, чтобы каждый получил какое-то заслуженное место.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо, Кира Александровна, за это воспоминание. У вас еще есть возможность его поздравить. Надеюсь, он нас слышит.

К.ПРОШУТИНСКАЯ: Ну что я хочу сказать. Вчера я смотрела их с моим тоже любимым Димой Дибровым в «Миллионере» - думаю, боже мой, как растут. Они меня называли когда-то главной старшей пионервожатой, а себя «шестидесятниками», называл Леня. А вот сей час уже полувековой юбилей. И мне кажется, что после этого у Лени должна начаться на телевидении абсолютно новая жизнь, потому что он может все. Преодолев свою стеснительность, он сделался человеком абсолютно отдельным. Это человек-стиль. Он всегда придавал значение деталям, а теперь вот узаконил это внимание к ним этим жанром, который, наверное, можно назвать «жанром Парфенова». Но самое главное и трагичное - что на нашем телевидении работает огромное количество его клонов, они также используют инверсию, строя фразы, они используют тот же наклон головы, интонацию. И его знаменитое белозубое «Пока», которое он когда-то придумал и отработал. Парфенов остается, они все уходят. И вот мне хочется, чтобы, начиная вторую половину века, Леня начал абсолютно другую, новую жизнь, отбросив, хотя это безумно страшно, все это наработанное, знаменитое, очень хорошее, узнаваемое. Таланта-то у него хватает, но хотелось бы, чтобы у него хватило на это смелости и сил, а главное - желания. Я ему желаю всего хорошего. Всего доброго.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо, Кира Александровна. Всего доброго. Это была Кира Прошутинская, одна из руководителей «Авторского телевидения» молодежной редакции Гостелерадио СССР, в которую когда-то и позвали работать молодого Леонида Парфенова, и вот он стал появляться в эфире тогда Гостелерадио СССР, в программах молодежной редакции. Ну что ж, мы сейчас попробуем дозвониться в Киев Евгению Киселеву, который работал с Парфеновым на НТВ. У нас, к сожалению, только одна линия, и требуется время на то, чтобы дозвониться. Пока я прочту несколько смсок, которые пришли в эфир, и поздравления и реплики, которые приходили заранее на сайт. «Я воспользовался поиском «Намедни» в интернете по разным годам для освежения в памяти современной истории», - пишет Роман и спрашивает, когда будет «Намедни» за 2004 год. Это мы спросим у Леонида, когда ему дозвонимся. «Поздравляю с юбилеем Леонида Парфенова. Хотелось бы, чтобы вы сняли фильм к 20-летию «Эха Москвы», - желает Александр из Нижнего Тагила. «Уважаемому Парфенову: недавно купила книгу - читаем всей семьей. Очень любопытно и познавательно». Дальше есть заявление по поводу Яндексе. Позже спросим. Это Света, студентка из Волгограда. Анг, журналист из Екатеринбурга, пишет: «Леонид, мои сердечные поздравления!» Евгению Киселеву мы дозвонились. Добрый вечер, Евгений Алексеевич.

Е.КИСЕЛЕВ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Вопрос к вам. Мы вот говорим о Леониде Парфенове, с которым вы энное количество лет проработали на НТВ. Но у всех в памяти был раскол, когда вы с командой ушли, а Леонид остался, и это все выглядело таким разрывом профессиональных и творческих отношений. Но недавно Леонид Геннадьевич был у вас в эфире на «Эхо Москвы». Значит, отношения восстановлены, все в порядке?

Е.КИСЕЛЕВ: Ну, во-первых, с Леонидом Геннадьевичем мы отношения восстановили не тогда, когда он недавно у меня был на «Эхе Москвы», а гораздо раньше. Он несколько раз был у меня и в программе «Власть» в предыдущие годы, и мы с ним встречались в разных ситуациях. Знаете, это все уже дела давно минувших лет. Я думаю, что каждый из нас остался при своем мнении относительно того, что было тогда правильно, а что было тогда неправильно. Но, право слово, мы взрослые люди. И зачем заниматься бессмысленными попытками друг друга переубеждать?

Е.АФАНАСЬЕВА: Евгений Алексеевич, я сейчас задавала слушателям вопрос: Когда говоришь «Леонид Парфенов», какое его телевизионное воплощение вспоминается прежде всего. При словах «Леонид Парфенов» что вы вспоминаете за творчество телевизионного Леонида в первую очередь? Пауза, задумался.

Е.КИСЕЛЕВ: Ну, он хорош был во всех своих проявлениях. Но, откровенно говоря, он мне больше все-таки нравился в качестве ведущего документальных фильмов, в том числе и цикле «Наша эра». Два цикла, в которых он появлялся на НТВ - «Намедни: наша эра», сначала с 61-го по 91-й, потом этот проект продлился до 2000-го года, ну и были документальные фильмы из цикла «Новейшая история», посвященные круглым юбилеям, круглым датам со дня появления фильма «Семнадцать мгновений весны», а потом «Место встречи изменить нельзя». Вот в этом качестве мне Леонид Геннадьевич, пожалуй, нравился больше всего. Хотя, конечно, он был хорош и как ведущий «Намедни», когда это сначала были новости о неполитической жизни страны, а потом когда это уже фактически была итоговая программа, которая сначала замысливалась, как я понимаю, как не очень политическая, но постепенно стала вполне политизированной, просто потому что остальные программы одна за другой ушли.

Е.АФАНАСЬЕВА: Если в одной фразе сформулировать то, что делал и делает Парфенов для телевидения, что это, на ваш взгляд?

Е.КИСЕЛЕВ: Вы знаете, я не возьмусь сформулировать это одной фразой. Это не мой конек, знаете ли - выдавать чеканные фразы и формулировки вот так вот с бухты-барахты, экспромтом. Я могу сказать только следующее. Он, конечно, фанат отточенного телевизионного стиля. Я очень завидую ему, и мне кажется, что, как ни парадоксально, я думаю, что он счастливый человек, что имеет возможность по много месяцев сейчас работать над документальными фильмами, которые появляются всего несколько раз в год, но всякий раз становятся событиями. Это настоящее творчество. Потому что если бы Леонид работал в эфире, как когда-то - каждую неделю, ну, то конвейер, это уже все-таки не искусство, а ремесло. А он сейчас занимается чистым телевизионным искусством, и мне кажется, он должен быть довольным тем, как складывается его жизнь. Другое дело, что зрители, наверное, хотели бы видеть его чаще. Но такое тысячелетие на дворе сейчас.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо, Евгений Алексеевич, вам за то, что вы вышли на связь. Всего хорошего. Сейчас мы продолжим дозваниваться тем, кто принимает участие в нашей сегодняшней программе и говорит вместе с нами и с вами о Леониде Парфенове. Напоминаю наш смс-номер - +7 985 970 4545. И вопрос, который я вам задала: при имени Леонид Парфенов какие его проекты вы вспоминаете больше всего? Вот, конечно, и «Намедни» вспоминают, и какие-то документальные фильмы. Задают вопросы про старые работы: «Где можно посмотреть «Век Набокова», «Жизнь Солженицына»? права на них принадлежат НТВ, а оно не показывает», - удивляется Лариса. И так далее. Но много вопросов и по современности и по той книге, которая выходит. Сейчас у нас в эфире Борис Акунин, он же Григорий Шалвович Чхартишвили. Добрый день, Григорий Шалвович.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я думаю, что слушатели несколько удивились, почему я вдруг среди телевизионщиков стала сегодня дозваниваться вам. Ну во-первых, вчера в эфире, когда у Диброва в «Кто хочет стать миллионером» был звонок другу, Леонид позвонил вам. Вы действительно дружите?

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Мы действительно дружим. Я, к сожалению, его подвел во вчерашней передаче.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну он сначала и сам склонился к этому ответу. Потом уже вы подтвердили его. Что заставляет человека столь далекого от телевидения, как вы, выбирать себе в друзья человека, погруженного в телевидение, как Леонид? Вроде разные сферы совершенно.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: Ну, мне очень интересно с Леонидом Геннадьевичем общаться, и меня завораживает зрелище того, как он работает. Потому что первый раз я увидел, как он работает, когда мы снимали - он снимал фильм, а я участвовал - про русско-турецкую войну. Вот тогда я увидел, что такое настоящая работа. И, кроме того, мне очень интересно смотреть за его движением, потому что он все время меняется, он никогда не останавливается на достигнутом. Каждый новый фильм, каждый новый проект, который он делает, это какая-то ступенька вверх. А сейчас мне еще очень интересно, что он в некотором смысле стал моим коллегой. Я имею в виду его книжный проект, который представляет собой эксперимент по соединению телевизионного жанра с бумажным. Вот эти его книги «Намедни» - вышло уже три, 60-80-гг., это уникальный, беспрецедентный и очень интересный проект. Когда он завершится, это будет история нашей страны за полвека, новейшей истории, выраженная очень талантливо, ярко, визуально, и тексты там тоже очень хорошие.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы часто придаете своим героям, жившим в прошлом, черты современных людей, с которыми общаетесь. У вас нет желания какому-то персонажу придать черты Парфенова?

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: У меня есть серия шпионских романов про 1-ю Мировую войну с картинками. Там один из главных персонажей даже нарисован похожим на Леонида Парфенова, если приглядеться.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так что уже это воплощено. Спасибо, Григорий Шалвович. Мы поздравляем Леонида Парфенова с днем рождения. У вас есть буквально десять секунд сказать два слова, и у нас будут новости.

Г.ЧХАРТИШВИЛИ: У меня будет пожелание эгоистическое. Я желаю всем нам, чтобы, даже если он этого не хочет, Леонид Парфенов вернулся на телевидение вести регулярные передачи. Для меня это, кроме всего прочего, будет означать признак какой-то нормальной жизни.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо, Григорий Шалвович. Это у нас на связи был Григорий Чхартишвили, которого часть зрителей, слушателе читателей знают как Бориса Акунина. Мы продолжим программу «Телехранитель», посвященную юбилею Леонида Парфенова.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева. Сегодня мы говорим о Леониде Парфенове. Повод очень приятный - у Леонида юбилей, ему 50, во что верится с трудом. Его поздравляют и о нем говорят его коллеги и друзья. И сейчас у нас на связи по телефону генеральный директор 1-го канала Константин Эрнст. Добрый день, Константин.

К.ЭРНСТ: Добрый день, Елена.

Е.АФАНАСЬЕВА: Насколько я знаю, из всех, кто сегодня говорит о Леониде, вы знаете его дольше всех. С какого года?

К.ЭРНСТ: Я могу сказать, что это парадоксально. Мы знакомы с моего 10-го класса.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как же вы встретились?

К.ЭРНСТ: Я жил в Питере и учился в школе №35 на Съездовской улице. Так получилось, что именно напротив, на другой стороне улицы находился факультет журналистики Ленинградского университета. И в какой-то момент там зимой прорвало трубы и затопило буфет. И поэтому вечно голодные студенты не нашли ничего умнее, как ходить в буфет соседней школы. И я несколько дней подряд ждал в буфете некоего человека, у которого была с собой книжка, как я успел подсмотреть, Набокова. Я к тому времени про Набокова только слышал и не читал. И, собственно, в какой-то момент я к нему подошел и попросил книжку почитать. Книжку почитать он мне не дал, но познакомиться мы с Леонидом познакомились.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот интересно, сейчас молодые ребята, которые это слушают, наверное, представляют себе: вот встречаются два парня 16-17 лет, о чем-то разговаривают, наверное, мечтают что-то сделать, чего-то достичь. Вы тогда мечтали о чем-то - покорить кино-, телевершины? С Леней обсуждали это?

К.ЭРНСТ: О телевидении точно не помышляли.

Е.АФАНАСЬЕВА: На разных этапах вашей жизни вы встречались, пересекались творчески много раз. Какой из этих этапов вспоминается ярче всего?

К.ЭРНСТ: Мы с Леней работали вместе в молодежной редакции центрального телевидения, потом мы вместе создали одну из первых частных производящих компаний - «Мастер ТВ». Да много чего делали вместе. Мы недавно по поводу 60-летнего юбилея Аллы Борисовны показывали совместный выпуск «Портрета на фоне» и «Матадора» 15-летней давности. Мы с Леней делали кучу всего. Придумали «Старые песни о главном». Да вообще мы постоянно сотрудничаем, обсуждаем разные проекты. Он мой друг и один из тех людей, с кем мне интересно обсуждать телевидение. Увы, таких людей совсем немного.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот вопрос пришел от журналиста из Екатеринбурга, вам адресованный: «Какой статус у Леонида сейчас на канале?»

К.ЭРНСТ: Леонид сотрудничает с каналом. Он не находится в штате, но у него то, что в Голливуде называется «гринлайн» на любой проект, то есть любой проект, который он приносит, имеет все возможности быть произведенным для 1-го канала, и часто канал предлагает Лене разные проекты. Вот сейчас он находится в постпродакшне, мне кажется, очень интересного проекта, посвященного Зворыкину.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда у вас, если есть желание, есть минута поздравить Леонида в эфире. Поздравлять будете?

К.ЭРНСТ: Буду, конечно. Дорогой Леня, то, что тебе полтинник, это вранье. Всем достаточно посмотреть на тебя - ты не изменился за все те годы, как мы с тобой знакомы. И я ничего не желаю, кроме того, чтобы оставаться самим собой. Больше тебе ничего не нужно для того, чтобы радовать всех нас.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо, Константин. Всего вам доброго. И совместных проектов дальнейших.

К.ЭРНСТ: До свидания.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы продолжаем нашу программу. Пока будем набирать следующего нашего телефонного визави, прочту несколько реплик и смсок, которые приходят в эфир и присланы были заранее на сайт «Эха Москвы». Журналист из Ливны Аня пишет: «Уважаемый Леонид Парфенов, от всей души поздравляю вас с юбилеем. Вы очень талантливый журналист. Как говорится, от бога. «Намедни» была замечательная информационно-аналитическая программа. Как нам не хватает вас в этом жанре! Вы породили много последователей среди ТВ-журналистов, которые повторяют ваши творческие находки, но до вашего уровня всем им не дотянуться». Вот мы, наверное, сейчас и поговорим о том, как повторяют или не повторяют ученики Леонида, потому что у нас на связи Николай Картозия. Он был шеф-редактором той программы «Намедни», которая выходила в эфир еженедельно как главная политическая программа того НТВ, и он один из учеников. Правильно, Николай, я вас представляю?

Н.КАРТОЗИЯ: Здравствуйте, Лена. Правильно. Вы знаете, я вчера был на юбилее Леонида Геннадьевича Парфенова и, как вы сейчас верно заметили, опять же повторял за ним. повторял за ним все, что там было приготовлено. Повторял за ним прекрасное вино. Единственное, что не удалось вчера сказать на юбилее Леонида Геннадьевича, это тост.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот у вас есть этот шанс. Пожалуйста.

Н.КАРТОЗИЯ: Вы знаете, всегда легче сказать не в глаза, а за глаза, особенно какие-то приятные вещи. Я познакомился с Леней в начале 2001 года и с тех пор, собственно, в журналистике никого интереснее не встречал. Я знаю еще одного человека - великого администратора от журналистики, скажем так, но творца я больше не встречал. Леонид Геннадьевич - человек очень особый, очень, как бы это сказать, вздорный, наверное, но, собственно, художник таким и должен быть. Вы знаете, я очень часто говорил, что я его ученик, но, наверное, ученик не в том смысле, что он учил меня по какой-то программе, а я, находясь рядом с ним, учился. И, наверное, самое главное, что он для меня, для тех людей, которые - у него же очень много учеников, на самом деле, и я вчера с ними практически со всеми встретился, к счастью... самое главное - это то, что всегда, когда Леонид Геннадьевич начинает какое-то дело, какую-то работу, он говорит: «Подумай, как это, что это, зачем это. Как ты это продашь, как ты это повернешь, для чего ты это делаешь, для кого ты это делаешь». В принципе, я больше никогда не встречал такого отношения к профессии. И всем хорошим обязан ему, ну а всем плохим себе.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Вы и сами учились, и наблюдали, как он «парфенят» воспитывал, хотя Леонид Геннадьевич всячески открещивается от этих слов…

Н.КАРТОЗИЯ: Он не воспитывал, они так в лягушатнике сами воспитывались.

Е.АФАНАСЬЕВА: А откуда тогда такое количество людей, пытающихся быть похожими на него, на современном телевидении?

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, знаете, существует же, как масонская ложа, такая подпольная лёнинская школа, только в ней есть авторизованные ученики, которые были приближены к телу монарха, и есть те, кто просто хотел быть на него похожими. Я легко это объясню. Понимаете, меня сейчас, конечно, заплюют, заклюют и так далее, но вот со времен программы «Намедни» ни одной похожей или в том же сегмент программы не приковывало к себе такого внимания. По одной просто причине: для того, чтобы быть модным, для того, чтобы захватить всеобщее внимание, надо быть всегда модным, всегда актуальным, надо быть немножечко привлекательным для женщин, ну и, наверное, для мужчин, пусть и без особой надежды. Но самое удивительное в другом. Сейчас по каналу «Ностальгия» повторяют чуть ли не первый фильм Леонида Геннадьевича - «Дети ХХ Съезда».

Е.АФАНАСЬЕВА: По-моему, первый.

Н.КАРТОЗИЯ: Может быть, первый, да. Извините, вот я, видите, не помню. И у Лени есть такая особенность: он не может пересматривать свои старые работы. Он начинает взрываться, говорить: «Вот здесь я медленно веду, вот тут я плохо написал. Как это вообще можно смотреть! Это ужасно смонтировано» и так далее. Вы знаете, это единственный журналист, который ведет себя именно таким образом. Потому что все остальные журналисты говорят: «Ну да, старик, сейчас я сделал говно, но ты посмотри мой фильм 92-го года!» У него каждый следующий фильм, при том, что вчера Леня дожил до первого полтинника в своей жизни, гораздо моднее, острее и интереснее. Ну, случаются, конечно, может, не шедевральные, не этапные работы, но в целом динамика такая. Потому что, скажем, «Птица Гоголь», если сейчас пересматривать скопом, на голову выше «Пушкина».

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, будем ждать, когда его следующие работы будут еще на голову выше.

Н.КАРТОЗИЯ: Вы знаете, вчера на юбилее показывали маленький кусочек из фильмы про Зворыкина, который выйдет на 1-м канале, и это производит очень сильное впечатление.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо. Это Николай Картозия, один из ученик Леонида Парфенова, ныне отвечающий за праймовое вещание на канале НТВ. Сейчас мы будем дозваниваться еще одному человеку, который очень хорошо знает Леонида Парфенова. Пока я прочту еще несколько смсок. «Спасибо Леониду за фильм об истории Государства Российского», - пишет Николай из Вологды. «Для меня в последнее время имя Парфенова связано с большими красочными книжками по 1100 рублей», - пишет Илья. Ну они не везде 1100 стоят. Наверное, имеется в виду все-таки «Намедни». «Очень не хватает Леонида Геннадьевича и его великолепной соведущей Масяни «Намедни» на отечественном телевидении», - пишет Валерий из Петербурга. Так. Ну есть, конечно, и более острые реплики. «Пока была команда Киселева и Леонида Парфенова и журналиста Осокина, НТВ был на высоте, а теперь это все история», - пишет Влад из Вологды. «Считаю Леонида лучшим тележурналистом. «Намедни» - супер! Мои поздравления. Людмила Петровна, 73 года». «Где взять фильм Парфенова о Крымской войне?» Не знаю, где взять. Спросим. Шавкат из Бишкека пишет: «Поздравляю Леонида. Понравился фильм о Гоголе. Спасибо ему». Раиса Григорьевна просит уточнить: «Когда мочили НТВ, Парфенов остался или ушел?» Он тогда остался. Сейчас мы будем говорить с еще одним человеком. Это Елена Чекалова, она ведет на 1-м канале сейчас еще пока рубрику в программе «Доброе утро», она называется «Счастье есть», а скоро и программа с одноименным названием выйдет. Лен, я думаю, что большинство непосвященных слушателей сейчас не понимают, почему я вас вывела в эфир. Здравствуйте.

Е.ЧЕКАЛОВА: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Наверное, уже можно рассекретить, что Елена Чекалова - жена Леонида Парфенова. И для вас это тоже праздник - день рождения мужа. Мы вас поздравляем.

Е.ЧЕКАЛОВА: Спасибо большое!

Е.АФАНАСЬЕВА: Леночка, вы столько лет вместе, у вас взрослые дети. Я знаю, что ваш брак уже долго длится. Сколько лет?

Е.ЧЕКАЛОВА: 23 года.

Е.АФАНАСЬЕВА: Скоро серебряная свадьба.

Е.ЧЕКАЛОВА: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы влюбились совершенно еще не в телезвезду, а в того молодого, которого мы сейчас вспоминаем, времен фильма «Дети ХХ Съезда», да?

Е.ЧЕКАЛОВА: Да, когда я смотрю эти старые пленки, это настолько даже смешно иногда бывает - такой какой-то утенок.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я помню, что вы занимались и телекритикой в свое время. Все эти годы вы работы мужа критикуете?

Е.ЧЕКАЛОВА: Я думаю, что я критикую. Он на меня никогда не обижается, но он всегда знает, что самое строгое суждение подчас бывает. Потому что очень часто бывает, что многим нравится, а мне нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: А как вы рискнули войти в кадр, имея дома рядом под боком образец журналистской работы и творчества, и вы рискнули стать вторым членом семьи, работающим в эфире?

Е.ЧЕКАЛОВА: Вот это была самая большая проблема. И из-за этого не хотела. Потому что, особенно работая телекритиком, я понимала, что это все настолько действительно серьезно - что нужно быть экспрессивной, нужно уметь работать в кадре настолько ярко, чтобы людям это было интересно, чтобы они не зря свое время потратили. Из-за этого очень долго не хотелось. Но даже Леня меня уговаривал, потому что говорил, что в жизни я очень эмоциональный человек. Но одно дело в жизни, но обнаружить это на экране - наверное, это немножко другое.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну естественно, просится вопрос - он со своим опытом, мы сейчас говорили об огромном количестве его учеников - он вам помогает азы профессии постигать уже в кадре?

Е.ЧЕКАЛОВА: Он меньше всех. Вы знаете что, даже был какой-то момент, когда я к нему обратилась с просьбой, чтобы он меня научил. Это был ужас. Потому что у него какой-то совершенно другой метод, чем у меня. И я пошла потом к Галине Борисовне Волчек, с которой мы очень дружим, говорю: «Галина Борисовна, а помогите мне - вот как это все рассказывать в кадре. Проведите урок». Она говорит: «Давай я соберу тут секретарш в «Современнике», а ты приноси какие-то плошки и рассказывай так, чтобы мы тебе поверили».

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну он вас критикует после программ или нет?

Е.ЧЕКАЛОВА: Ужасно.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у вас дома свой самый строгий критик.

Е.ЧЕКАЛОВА: Он критикует и говорит, что у меня однообразные интонации, что нужно интонировать гораздо больше, нюансы какие-то должны быть, что нельзя время на одном дыхании. Я имею в виду не только на одном дыхании в хорошем смысле слова, а когда одна и та же эмоция.

Е.АФАНАСЬЕВА: Скажите, Лена, а из всех проектов мужа вам, в первую очередь, какой памятен?

Е.ЧЕКАЛОВА: Ну, для меня пока что самый любимый из тех, которые вышли в эфир, это «Птица Гоголь». Просто обожаю этот фильм, я его несколько раз смотрела - по частям и целиком, какие-то эпизоды. Мне кажется, что это просто замечательная работа.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, мы вам благодарны, что вы вышли в эфир на «Эхо Москвы» и рассекретили свое родство с Леонидом. Я надеюсь, вы сейчас просто передадите ему трубку, чтобы мы не тратили время на набирание его мобильного номера.

Е.ЧЕКАЛОВА: А он куда-то ушел.

Е.АФАНАСЬЕВА: Найдите его, пожалуйста, и скажите, чтобы он уже пришел, потому что мы в прямом эфире. Я продолжаю читать смски. «Леонид Парфенов - любимый журналист с первого раза, как я увидел, для меня это штамп качества. Рад, что живу в одно время с таким человеком». спрашивают, что забыл он в жюри «Минуты славы». И так далее. Леонид Геннадьевич, вы уже с нами?

Л.ПАРФЕНОВ: Да-да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Леонид Геннадьевич, с днем рождения.

Л.ПАРФЕНОВ: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как для вас юбилейные торжества? На что похожи?

Л.ПАРФЕНОВ: Они, слава богу, не похожи на юбилейные торжества.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну и слава богу.

Л.ПАРФЕНОВ: Мы просто хорошо поели.

Е.АФАНАСЬЕВА: Просто хорошо поели и выпили и добрые слова послушали, наверное, от друзей.

Л.ПАРФЕНОВ: Тост успел фактически произнести только Григорий Шалвович Чхартишвили. А дальше все было занято либо пением Петра Налича, либо музыкантами группы «Фрукты», которых привезли питерские друзья. Поэтому все было заполнено музыкой и веселухой.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я не знаю, вы, наверное, не успели сегодня все послушать, что в вас адрес говорят здесь друзья. Но вы это сможете на сайте «Эха» послушать, если что-то пропустили. Вот сейчас Коля Картозия говорил, что с каждым новым проектом вы умудряетесь все более модным быть. И даже те имена, которые вы сейчас назвали, которые звучали вчера у вас на юбилее, показывают, что вы где-то всегда в курсе самых модных событий. Как вам это удается?

Л.ПАРФЕНОВ: Вы знаете, я не ставлю перед собой никакой специальной задачи, я не думаю про то, что - дай-ка я тут прикольчик какой-нибудь отколю. Нет-нет. Я не знаю. Мне нечего сказать на это.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда более конкретная пришла смска: «Что вы забыли в «Минуте славы»?» Отвечайте на более колкие вопросы.

Л.ПАРФЕНОВ: Я сто двадцать раз уже объяснял, почему-то мне не верят. Мне нравится эта передача, потому что она поощряет в людях чудачество, а это начальная форма либерализма, это воспитывает в людях самоуважение, уважение к себе, к тому, что вот душа хочет у парня из Монино прыгать на 4 метра вверх и вниз на велосипеде, и вот он скачет, или директор школы в Иваново бьет чечетку, и очень важно, что такой главный транслятор страны, как 1-й канал, может им сказать, что наплюйте на мнение соседей по подъезду и сигайте, как хотите, делайте чего угодно, пойте, пляшите, прыгайте и прочее. Этого же очень не хватает - вот этого чудачества, этого желания кроме основной работы, как говорилось при социализме, откидывать какие-то коленца, которые хочется, если человек не умещается в колею одной жизни, одной работы, одной карьеры. Вот Александр Раппопорт - успешнейший адвокат, он еще и совершенно гениально готовит, просто по зову души. Вот мы вчера все наслаждались его рыбными закусками. И так далее. Есть масса случаев, когда человеку мало одной жизненной колеи. И прекрасно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Журналист из Екатеринбурга вас поздравляет и спрашивает, что за историю случилась во время записи «Школы злословия» с вашим участием. «В эфир не вышла, и в интернете ее нигде нет».

Л.ПАРФЕНОВ: А, ну это давно было. Я как-то полагал, что это как-то было… Ну, я просто вышел из студии, потому что счел, что этот разговор носил какой-то такой преднамеренно оскорбительный по отношению к моим коллегам тон, ну и вообще я не хотел в таком духе разговаривать, и на словах «А вот еще был омерзительный репортаж Лошака» я просто отстегнул микрофон, встал и вышел.

Е.АФАНАСЬЕВА: Здесь, кроме реплики «Даешь «Намедни» в эфире 1-го канала!» от Васи из Петербурга, студента, несколько вопросов. Юзер, например, фрилансер, пишет, Натан из Петербурга спрашивает - нет ли у вас мысли возродить «Намедни» на украинском телевидении, как это сделали Шустер и…

Л.ПАРФЕНОВ: Нет, я себя не чувствую украинским журналистом, я не понимаю, как так можно. Я это не в осуждение Шустеру и Киселеву, но просто это не мой выбор. Я бы так не мог. Я делаю фильмы на российском телевидении, в смысле, на 1-м канале в российском телеэфире. Ну, это вот такая форма есть. Я делаю книжки - в «Аттикусе» вышло три тома «Намедни». У меня нет ощущения невостребованности в России. Да, это, может быть, не все то, что я мог бы делать, но и этого мне вполне себе немало. А пытаться встроиться в украинскую журналистику - по-моему, это… ну там все равно будешь второсортным, потому что не владеешь языком, не можешь разговаривать с ньюсмейкерами на родном языке, отключен от огромного количества источников информации. Хотя, конечно, в большинстве своем русские понимают украинский, но это все-таки затруднительно. Опять-таки, это не в укор кому-то, кто такую карьеру выбирает.

Е.АФАНАСЬЕВА: А журналист Балберов из Петербурга спрашивает: «Пора снимать «Намедни: 2001-2010». Неужели до сих пор нет предложений?»

Л.ПАРФЕНОВ: Нет, таких предложений от телевидения нет. Но книжку - пятый том, 2000-е годы, я очень хочу сделать и непременно сделаю.

Е.АФАНАСЬЕВА: А почему нет желания делать телевизионный вариант?

Л.ПАРФЕНОВ: Одного желания на телевидении мало.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, то есть желание есть, нет предложений.

Л.ПАРФЕНОВ: Да. Телевидение все-таки требует команды, денег, техники, возможностей, эфирной сетки и так далее. Кроме всяких других, скажем так, общественно-политических фактов, которые тоже влияют на эфир.

Е.АФАНАСЬЕВА: Евгений прислал смску удивленную: «Действительно ли Леонид сам выбирает из числа тех фотографий, которые присылают для его книги, что именно в них войдет?»

Л.ПАРФЕНОВ: Да, конечно. Я сижу вместе с дизайнером, мы занимаемся версткой. И сначала я верстаю на бумаге, то есть определяю, где что сколько займет места, где какая фотография будет на разворот, какая на четверть, что будет на полосу и так далее, разные типы верстки, разные подходы. А потом я же сижу и именно это расставляю. Конечно. Для меня вообще этот продукт конечным является именно как книга-альбом, то есть написанный текст плюс совокупность заголовков и их взаимоотношение на книжных разворотах. Я только так этот продукт воспринимаю. А не то что я автор текста, а кто-то расставит карточки.

Е.АФАНАСЬЕВА: Света Лоли из Вологды спрашивает: «Как вы прокомментируете ваше заявление, что вы используете Яндекс? Здесь какое-то коммерческое соглашение или вас на Гугле уже забанили?»

Л.ПАРФЕНОВ: Не понял - что-что?

Е.АФАНАСЬЕВА: Она интересуется, зачем вы заявляете, что используете Яндекс…

Л.ПАРФЕНОВ: Я никогда этого не заявлял.

Е.АФАНАСЬЕВА: Значит, Света перепутала.

Л.ПАРФЕНОВ: Нет, нет никакого специального предпочтения Гуглу, Яндексу. Нет-нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Лень, для вас этот юбилей был каким-то поводом подвести итоги или нет?

Л.ПАРФЕНОВ: Нет, я какой-то легкомысленный человек. Вот Александр Леонидович Мамут, мой издатель, которому 29-го, с чем я его еще раз поздравляю, то есть позавчера, было 50, он очень прочувствованно произнес речь о своем ощущении. И я с ужасом понимал - а почему же я ничего такого не чувствую? Что же я такой неглубокий, не склонный к самоанализу человек? Почему ничего не торкнуло? И надо бы накрутить, надо бы что-то такое серьезное о времени и о себе, но нифига не получается.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда из всех пожеланий, которые звучали в ваш адрес в эти дни, какое для вас самое было дорогое и важное?

Л.ПАРФЕНОВ: Вы знаете, желают всего так, что прямо получается, что будешь жить до ста лет, и денег будет вдосталь, и счастья будут полные штаны. Как-то все-таки это носит какой-то ритуальный характер. Я вот сам произнес, и мы показали кусок. Для меня сейчас задача - делать двухсерийный фильм для 1-го канала про создателей телевидения, для меня задача - четвертый томик. Когда госплан с огромными горизонтами времени, как-то тяжело. Вот есть работа - ее нужно делать. И ее очень хочется сделать, потому что она внутренне как бы состоялась в голове, и страшно хочется максимально адекватно, максимально точно тому, как это придумывалось, как это представлялось, как должно быть как готовый продукт, как это было с предыдущими томами и с «Птицей Гоголь». Ужасно хочется, чтобы получилось, и когда оно получается в процессе делания, ничего слаще нет. Каких-то других интересов по той работе, о которой известно вашим слушателям, у меня просто нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, нам только остается пожелать, чтобы у вас получилось и получалось все дальше и дальше. И успехов вам и возвращения в какой-то постоянный эфир, которого ждут очень многие слушатели.

Л.ПАРФЕНОВ: Спасибо большое.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще раз с днем рождения. До свидания.

Л.ПАРФЕНОВ: Спасибо. Я как-то очень польщен таким вниманием к моей персоне и всеми теплыми пожеланиями. И, как это говорили прежде, постараюсь оправдать высокое доверие.

Е.АФАНАСЬЕВА: Высокое доверие партии и правительства. С юбилеем вас, Леонид Геннадьевич. Всего доброго.

Л.ПАРФЕНОВ: Всего доброго, до свидания.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это была программа «Телехранитель», посвященная 50-летию, что все равно странно звучит, Леонида Парфенова. Еще раз его поздравляем. Елена Афанасьева. Прощаюсь с вами до следующего воскресенья.


Телехранитель: Намедни и сейчас: Леониду Парфенову 50

Гости: Борис Акунин, Леонид Парфенов, Кира Прошутинская, Константин Эрнст, Дмитрий Дибров, Евгений Киселев, Николай Картозия, Елена Чекалова

Подробнее →


Советуем почитать

Запись опубликована в рубрике Интервью, радио. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.