Леонид Парфенов на Эхо Москвы. Телехранитель. 17.12.2006

Почему телевидение так широко отмечает 100-летие Леонида Брежнева

Версия для печати
Е. АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер. В эфире «Телехранитель» - программа о сути телевидения и о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах и программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. На минувшей неделе в эфире «Первого канала» появились сразу два забытых уже за последние годы человека, по которым зрители очень скучали. В среду в программе «Судите сами» в ночном эфире появился Савик Шустер. Два года его уже не было на российском телевизионном пространстве. Но в этот раз он появился не в качестве ведущего, а в качестве гостя. А редакторы программы специально пригласили его из Киева приехать, поговорить, правда, поговорить о роли Пиночета в Чили. Иной роли пока Савику Шустеру не дали поговорить на российском телевидении. А Леонид Парфенов вернулся вместе со своей новой документальной работой, посвященной 100-летию Леонида Брежнева. Почему наше телевидение так широко отмечает 100-летие дорогого Леонида Ильича? В чем дело? Почему такой интерес? На моей памяти такой интерес к юбилею генсека был только тогда, когда ему исполнялось 70, еще при жизни вождя. Потом были 80 – 90-е годы уже после смерти Леонида Ильича, и было не до его юбилеев. А вот 100-летие пришлось на какую-то переоценку роли личности в истории. Так наверное. Сегодня об этом мы будем говорить как раз с Леонидом Парфеновым, автором фильма «И лично Леонид Ильич». Добрый вечер, Леонид.

Л. ПАРФЕНОВ – Добрый вечер.

Е. АФАНАСЬЕВА – Леонид у нас сегодня по телефону. К сожалению, не смог к нам в студию приехать, но надеюсь, связь будет хорошая. Вам нас слышно, Леонид?

Л. ПАРФЕНОВ – Да-да. Спасибо большое. Добрый вечер еще раз.

Е. АФАНАСЬЕВА – Скажите, Леонид, почему вы выбрали себе темой документальной работы 100-летие Брежнева? Это все-таки был такой датский повод, или вам настолько интересна эта личность, что вы выбрали ее для того, чтобы поговорить о ней подробно?

Л. ПАРФЕНОВ – И то, и другое, и третье. Потому что, во-первых, действительно телевидение датами живет, поскольку 100-летие редко бывает. Собственно, даже один раз, даже не раз в 100 лет, а вообще единожды. И тогда зрителю понятно, почему он сегодня это смотрит. Во-вторых, конечно, какая-то есть перекличка времени, стабильность…

Е. АФАНАСЬЕВА – Чтобы не сказать застой, да?

Л. ПАРФЕНОВ – Поэтому понятно, что здесь может быть интересного, и какие могут быть вольные или невольные параллели, уроки и т.д. Ну и, в принципе, к советскому периоду никогда не ослабевал интерес. И когда делались «Старые песни о главном» или делались «Намедни 61-99» что на «Первом канале», что на НТВ – и в том, и в другом, и во многих прочих случаях сколько сейчас документалистики про советский период. Это конечно ответ на интерес аудитории, которая прежде не имела возможности в это время вглядеться более-менее объективистски. Нужно было либо его хвалить, либо его хаять.

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть вы думаете, что уже время для спокойного анализа пришло?

Л. ПАРФЕНОВ – Я бы не навешивал на телевидение каких-то таких научных функций, прямо вот анализа. Ну какой-то, наверное, это и анализ тоже, но и возможность посмотреть, вспомнить, подумать, с чем-то сопоставить. Люди ведь с разными целями включают телевизор. Пионеры смотрят одно, а пенсионеры, как известно, другое.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я напомню нашим слушателям средства связи. Пейджер наш 725-66-33. Пожалуйста, вы можете задавать свои вопросы Леониду Парфенову, а также высказывать свою точку зрения, почему 100-лептие Брежнева так широко празднуется нашим телевидением. Я только напомню, что помимо трех серий документального проекта Парфенова, которые уже прошли в эфире, НТВ показывает фильм, который взят…

Л. ПАРФЕНОВ – «Первый канал» показывает.

Е. АФАНАСЬЕВА – Нет-нет, я имею в виду проект «Повесть о коммунисте». Это как раз совершенно советский документальный фильм, снятый как раз, по-моему, к 70-летию Брежнева.

Л. ПАРФЕНОВ – Да, 76-й год.

Е. АФАНАСЬЕВА – В лучших традициях. А «Первый канал» повторит (уже была один раз в эфире эта работа) фильм «Брежнев», художественный фильм, где играет Шакуров роль Брежнева по специально написанному сценарию Валентина Черныха. Года полтора назад мы об этом у нас в эфире говорили уже. Леонид, вопрос к вам такой. Вы вообще помните, как отмечало телевидение 70-летие Брежнева?

Л. ПАРФЕНОВ – Да, я помню. Ну, достаточно скучно отмечало. Показывались церемонии тогда каждый день. На 70-летие давалась какая-то награда со стороны, а потом это заканчивалось вручением третьей Звезды Героя Советского Союза с невиданным до той поры золотым оружием. Я чего-то не помню, чтобы со времен Гражданской войны золотое оружие вручалось. Когда Леонид Ильич изобразил испуг такой, когда из ножен саблю подвытянул Подгорный, который последний год был председателем президиума Верховного Совета. А так ничего особенного. Вышел альбом фотографий. И был фильм «Повесть о коммунисте». Скучное было время. Оно ведь было скучное и в смысле даже обязательной идеологической задачи.

Е. АФАНАСЬЕВА – А вас в школе не заставляли учить на иностранном языке, например, или где-то биографию Леонида Ильича.

Л. ПАРФЕНОВ – Ну почему на иностранном языке, на русском учили.

Е. АФАНАСЬЕВА – Знаете, у нас были на английском устные темы. И на экзамене большинство тем было связано с биографией Леонида Ильича, с книгами «Малая земля», «Возрождение», «Целина», «Воспоминания» и т.д., и т.п.

Л. ПАРФЕНОВ – Вы знаете, я как раз вспоминал, что я когда заканчивал 10-й класс, это был 77-й год, там тема сочинения была: «Советские люди знают трудности. Впереди всегда коммунисты. Л.И. Брежнев».

Е. АФАНАСЬЕВА – Неужели вы писали на эту тему?

Л. ПАРФЕНОВ – А при поступлении в университет, это государственные официальные темы были, то есть единые по всей стране, там было: «Там, где партия, там успех, там победа (Л.И. Брежнев)».

Е. АФАНАСЬЕВА – И писали на эту тему вы?

Л. ПАРФЕНОВ – Я?! Нет. Я писал, как сейчас помню, про метущегося героя Лермонтова.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но все-таки была альтернатива, оказывается.

Л. ПАРФЕНОВ – Там было три темы: так называемая свободная, она и у десятиклассников, и у абитуриентов была – цитата из Брежнева. Это 77-й год.

Е. АФАНАСЬЕВА – Галина из города Королев в вопросе на пейджер просит вас: «Прокомментируйте анекдот эпохи Брежнева о том, что Брежнев – мелкий политический деятель эпохи Аллы Пугачевой».

Л. ПАРФЕНОВ – Я это попытался сделать в эфире. Это и правда, и не правда. Это и так, и не так. Потому что эпоха конечно была создана им, я это почти цитирую себя, но у меня нет других соображений по поводу этого анекдота, он конечно один из самых известных. С одной стороны, эпоха была создана самим Брежневым, но эта эпоха самовырождалась. В эпоху Хрущева (сейчас не про то, хорош или плох Никита Сергеевич) была какая-то как бы общественная жизнь, вот эта последняя вера в коммунизм, последняя вера в революцию. И Никита Сергеевич в этом смысле был таким «движетелем» этой эпохи. К концу брежневского правления эпоха уже могла обходиться без Брежнева самого. Произошла такая атомизация общества. Люди сидели в своих квартирах, воплощая идеалы этой эпохи: чтобы стенка была, так называемый мягкий уголок, то есть диван, два кресла, журнальный столик, вот там стоит телевизор, а в телевизоре передают прежде всего конечно Пугачеву. И в этом смысле уже Пугачева царила вот в этом атомарном таком мире. Но для того чтобы такая ситуация сложилась, такое общество, уже давно не верящее ни во что и просто живущее такими возможностями советского потребительского рынка, это конечно должен был сделать Брежнев. На это работали вся вторая половина 60, и все 70-е годы.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я напоминаю, что это Леонид Парфенов у нас на связи по телефону. Говорим мы сегодня о его последней телевизионной работе – о фильме «Лично Леонид Ильич», посвященный 100-летию Брежнева. Еще раз напоминаю наш пейджер 725-66-33. Пожалуйста, ваши вопросы и ваши комментарии, почему российское нынешнее телевидение так много внимания уделяет 100-летнему юбилею Леонида Ильича. Леонид, скажите так совпало, наверное, что за несколько дней до того, как на «Первом канале» вышел этот фильм, канал «Ностальгия», который показывает старые советские программы телевидения, показал, наверное, ваш первый документальный проект «Дети ХХ-го съезда». И я с огромным интересом смотрела. Во-первых, всегда очень интересно посмотреть, как меняется человек за 20 лет и профессионально. Почти 20 прошло с тех пор, да?

Л. ПАРФЕНОВ – Да.

Е. АФАНАСЬЕВА – И конечно профессионально огромный скачок у всего нашего телевидения, из того, как даже делается проект, как фильм собирается. И по каким-то акцентам мне запомнился там ваш комментарий «stand up», наверное, вы говорите о том, что были дети Арбата, были дети ХХ-го съезда, и коли мы дети апреля, нам надо понять нашу родословную. Вы сейчас тоже считаете, что мы дети апреля, или все-таки мы дети того брежневского времени?

Л. ПАРФЕНОВ – Да ну, уж какого брежневского времени. Брежневского времени мы скорее внуки. Апрель сейчас никто и не все поминает. Этот пленум ЦК КПСС не когда избрали Горбачева, а когда Горбачев фактически провозгласил перестройку. Конечно, мы дети этого времени, потому что это время дало нам возможность. Будь Советский Союз тот прежний, каким бы он уже изгнившим изнутри ни был бы, мы бы сейчас не говорили ни на эту тему, ни на какую угодно другую в таком ключе. И конечно наши возможности и наша самореализация, они немыслимы без того, что было при Горбачеве, а потом при Ельцине, ну и того, что есть сейчас со всеми плюсами и минусами, возможностями и невозможностями. Возможностями, сначала открывшимися, а потом полузакрывшимися и т.д. Не важно. Вся система координат, все возможности, которые есть, конечно, они начались для нас с 85-го года.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но вопрос, который возникает невольно, насколько человек делая какой-то проект, проецирует его в сегодняшнее время. Проект об истории. Например, когда мы задали этот вопрос, почему телевидение так широко отмечает 100-летиеБрежнева, в комментариях, которые пришли на наш сайт, Валентина, инженер из Москвы, однозначно написала: «Потому что Путин – это Брежнев сегодня». И после того, как ваш проект вышел, моя коллега Ирина Петровская вчера в эфире Ксении Лариной как раз пытались посмотреть, есть ли у вас какие-то проекты, ставите ли вы какие-то переклички с нынешним временем. Вы собирались это делать, как-то проводить параллели, или не собирались?

Л. ПАРФЕНОВ – Ну, параллели, так или иначе, проводятся. С одной стороны, все параллели хромают. Можно сказать, что Путин – это Николай I сегодня. А можно сказать, что Путин – это Александр III. И там можно найти какие-то параллели, и здесь можно найти какие-то параллели, и «Россия, как крепость» было еще при Николае I – так или иначе звучавшая идея, и стилистическое сходство с эпохой Александра III очень и очень очевидно в каких-то вещах. Мы когда-то параллельно монтировали инаугурацию на второй срок и известную сцену из «Сибирского цирюльника», когда «Еду-у-ут!» - скачет государь.

Е. АФАНАСЬЕВА – Не это ли вам стоило, Леонид, потом эфира на НТВ?

Л. ПАРФЕНОВ – Нет, это не это стоило. Я не знаю, чего на самом деле стоило. Но это сейчас не имеет большого значения. Все, так или иначе, параллельно, и история возвращается не обязательно в виде фарса. Конечно, всякая стабильность в чем-то схожа, ну а в чем-то и не похожа. Конечно почивание на нефтяной трубе, оно в чем-то похоже, а в чем-то не похоже. Цены при Брежневе, как говорят, исчисляя в нынешнем масштабе, они даже бывали и порой повыше. Сейчас у нас конечно нет таких уж денег, и так мы не раздаем миллиардные кредиты разным странам третьего мира, типа Алжира, Сирии или Ливии. Ну а в чем-то – да, а в чем-то – нет. Я не вижу в этом большой оценочности. Видимо, все-таки какие-то круги, особенно в русской истории, такие нарезаемые, они все время создают параллели между одним временем и другим временем.

Е. АФАНАСЬЕВА – Уже много вопросов на пейджер пришло. Спрашивают, будет ли DVD и видеокассеты этого фильма?

Л. ПАРФЕНОВ – Это зависит от «Первого канала». Мне авторские права не принадлежат. Я свое дело сделал, дальше… Канал. НТВ всегда оперативно выпускало. И, по-моему, до сих пор даже какие-то тиражи выходят. В смысле, права были проданы каким-то видео DVDшным производителям, а как там на «Первом» – не знаю.

Е. АФАНАСЬЕВА – А предыдущая ваша работа, которую вы уже делали для «Первого», не выходила.

Л. ПАРФЕНОВ – «Война в Крыму» не выходила. Меня часто спрашивают люди. Нет, не выходила.

Е. АФАНАСЬЕВА – Диана из Саратова спрашивает вас, было ли что-то, что вы хотели в фильме, но не включили почему-то по каким-то причинам.

Л. ПАРФЕНОВ – Всегда есть что-то, всегда есть какие-то вещи, которые кажутся просто: не ложится, не отсюда, не то. Ну вот, вчера показывали хронику очень пожилой Галины Леонидовны, дочери Леонида Ильича. Известная схемка американская. Она сильно выпивши, разные вещи говорит. Вот это было абсолютно не сюда. И я знаю эту пленку, знаю, где ее взять.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это наверно НТВ, скорее всего, показывало?

Л. ПАРФЕНОВ – Дело нехитрое. Да, НТВ. Есть масса разной хроники. Какие-то вещи у них например не были. Это нормально. Ничего по каким бы то ни было цензурным соображениям политической огнеопасности – нет, ни в чем таком ограничить себя не приходилось. Есть просто вещи, которые не ложатся в историю, которую ты рассказываешь, формат, который есть. Это нормально. Брежнева существует десятки часов хроники. Николая II – 9 часов есть. Брежнева даже, я думаю, не десятки, а сотни часов. Разумеется, всегда происходит отбор.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы в этот раз работали в экстремальных для себя условиях, вы из-за травмы, наверное, не могли бывать на местах съемок, как обычно это делали в прошлых проектах, когда самим своим присутствием там, где что-то происходило, какая-то живинка появлялась в кадре. Это вам очень осложнило работу, Леня?

Л. ПАРФЕНОВ – В чем-то осложнило. Как-то пытались выйти из положения. Теперь уже дело прошлое.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вмонтировали вас компьютерным образом туда?

Л. ПАРФЕНОВ – Да. Но там не очень так, чтобы вмонтировали. Мне кажется, что эти комментарии, которые, выражаясь телевизионным языком, сняты «на хромоке», то есть на электронном фоне, там же и видно, что это электронный фон, а не то, что я буквально нахожусь. Уж такой игры в иллюзию прямого нахождения моего на Малой Земле или в Афганистане никто и не пытался делать. Это был фон. Теперь дело прошлое. Я бы перед эфиром не стал бы говорить. Но фактически на этих комментариях я стою на одной ноге. Во всяком случае, абсолютно неподвижен. Собственно, жить мог только от пояса и выше. Извините, за некоторую двусмысленность.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы вернемся к разговору с Леонидом Парфеновым после новостей. Не отключайтесь, пожалуйста, Леня, мы продолжим через 5 минут.

НОВОСТИ

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы продолжаем программу «Телехранитель». Говорим мы сегодня о том, как наше телевидение празднует 100-летие Леонида Брежнева. Говорим с Леонидом Парфеновым, автором документального проекта, который только что прошел в эфире «Первого канала». Леонид, вы нас слышите?

Л. ПАРФЕНОВ – Да-да, я здесь.

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо, что связь не прервалась. Замечательно. Лариса из Москвы на пейджер просит меня: «Лена, будьте добры, спросите у Леонида, как его здоровье, как заживает нога». И желает вам здоровья.

Л. ПАРФЕНОВ – Не стоит беспокоиться. Все заживает.

Е. АФАНАСЬЕВА – Утешьте поклонницу, Леня. Вы же только что сказали, что стояли на одной ноге. Вот они и волнуются.

Л. ПАРФЕНОВ – Это 1,5 месяца назад или 2 даже уже почти.

Е. АФАНАСЬЕВА – Так что, Лариса, не волнуйтесь, все в порядке.

Л. ПАРФЕНОВ – Это когда записывались комментарии. Нет, не то, чтобы – просто нельзя было ступать на пятку. Господи, не бог весть что.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ольга из Москвы интересуется у нас ,ей не понятно, почему эпоха Брежнева вызвала такой ажиотаж на ТВ. Как вы думаете, Леонид?

Л. ПАРФЕНОВ – Я пытался как-то уже про это объяснять. Во-первых, все хотят смотреть на советский период.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это ностальгия?

Л. ПАРФЕНОВ – Да нет. Может быть, для кого-то и ностальгия. Просто оттого, что в аудитории очень велика доля людей пожилых, для которых это время – это молодость, это лучшие годы, которым хочется это вспоминать. Не думаю, что так уж всегда полагаю, что то было хорошее время. Ну просто это время, которое пришлось на их лучшие годы. Это раз. Во-вторых, действительно есть какие-то параллели: стабильность, нефтяные цены, которые стабильность обеспечивают во многом, ну и прочее, прочее. Да и потом, все это сравнительно недавно было. Абсолютное большинство людей средних лет и старших лет тем более, они все вышли из этого периода. Ну и потом, 18 лет правитель для нашей не очень большой истории – это срок огромный.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, я помню, в день, когда он умер, я вдруг подумала, что я всю свою жизнь жила при нем и другой жизни в тот момент не знала, потому что я уже и при нем и родилась. 783-90-25 – у нас сегодня один эфирный телефон, потому что вторая линия занята у нас Леонидом Парфеновым на связи по телефону. Вы можете дозваниваться и задавать свои вопросы. Сергей из Барнаула спрашивает: «Леонид, не напоминают ли вам нацпроекты брежневскую пустышку освоения Нечерноземья?»

Л. ПАРФЕНОВ – Ну, посмотрим, каковы будут результаты. Если они будут такими же пустыми, тогда напомнит. Пропагандистская кампания – она всегда похожа. Там много было чего. Там была продовольственная программа еще тоже, совершенно смехотворная, которая свидетельствовала о том, до какой степени выродилась эпоха, если нет продовольствия, достаточного в магазинах, нужно собрать пленум, принять продовольственную программу и выделить из министерства – особенно плохо было с овощами и вообще со всякой свежей зеленью – выделить из Министерства сельского хозяйства отдельно Министерство плодоовощной продукции. Посмотрим. Это все-таки надо судить по результату.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-25. Добрый вечер. Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – …

Е. АФАНАСЬЕВА – Это у нас ругаются слушали. Во время Брежнева такого не было, потому что прямого эфира, наверное, не было. Как вам кажется, Леонид, тогда уже, наверное, не выходили в прямой эфир?

Л. ПАРФЕНОВ – Ну это известно, что ничего не выходило в прямой эфир, кроме программы «Время». А радио выходило в прямой эфир, но не было звонков в студию, об этом никто понятия не имел. Была «Проблемы, поиски, решения» – программа, которую вел политический обозреватель Вознесенский, но там были такие очень аккуратные вопросы, и они не в прямой эфир шли, а их там в течение дня принимали редакторы. Так что да, это было сведено почти к нулю.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ну вот видите, минусы прямого эфира – то, что могут быть всякие непонятные звонки. Пробуем все-таки принять нормальный звонок. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Сергей. Москва. Во-первых, я хочу поприветствовать Леонида Парфенова, наконец-то он снова появился на телеэкранах, я имею в виду, даже на «Первом канале» - это просто здорово. Потому что, Леонид, вы просто класс! Во-вторых, вот сейчас будет выходить фильм на «Первом канале» про Брежнева, стоит ли его смотреть? Нет ли там выдумок каких-нибудь, на ваш взгляд?

Л. ПАРФЕНОВ – Ну, это художественный фильм, там конечно есть художественный вымысел. Да, с другой стороны, он является такой обобщенной сгущенной правдой. Мне этот фильм понравился. Он показывался год назад. Я тогда его видел. Мне он понравился, прежде всего конечно благодаря изумительной роли Сергея Шакурова. Эта роль и саунд-трэк, вот это дыхание, хрипы, междометия, речь шакуровская, она конечно завораживающе впечатление просто производит.

Е. АФАНАСЬЕВА – Некоторые реплики были, как раз говорили о том, что не сгустил ли Шакуров краски, не ударился ли он в гротеск. Но как раз, по-моему, он сумел пройти на той тонкой грани, где передал состояние. Все помнят этого Брежнева.

Л. ПАРФЕНОВ – Очень мало по чему можно оценить. Нужно смотреть только видеосъемку, потому что в кинохронике звуковая дорожка подчищена, там всякие разные помехи звуковые, сор такой звуковой, который в его речи был, он подчищен. Это известно всем архивистам. На видео это делать почти невозможно. И довольно немногочисленная видеосъемка Брежнева, она вся подлинная. Писали на хорошие носители. Конечно, со временем немножко это все разрушается, но оно дает ощущение, и вот эти особо трудные слова, которые почему-то у него довольно часто попадались, как «систематически», которые произносились как «сиськимасиськи», и «социалистические страны», которые, как известно из анекдота, произносились как «сосиски сраные» и т.д. Это все слышно. Сергей Каюмович не перебарщивает.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы как раз рассказали историю про то, как зубы пытались ему делать, он списывал все на плохих стоматологов, а уже речь была не только в стоматологах.

Л. ПАРФЕНОВ – Я как понимаю, речь была вообще не в зубах, это были последствия перенесенных инфарктов…

Е. АФАНАСЬЕВА – Как раз любопытно будет посмотреть этот фильм второй раз после вашего проекта, потому что когда его показывали первый, можно было очень многое приписать именно на этот художественный вымысел. И сейчас, посмотрев документальную работу, вдруг понимаешь, что, в общем-то, вообще практически ничего не придумал Валентин Черных, когда писал сценарий фильма, а, наверное, почти все так и было.

Л. ПАРФЕНОВ – Там есть какие-то художественные ходы, которые основаны на тех или иных вещах действительных. Но, разумеется, для игрового кино немножко сюжетно это все сдвигается, смешаются какие-то акценты, какие-то линии сюжетные прописываются по-иному. Ну и, в конце концов, мы не очень точно можем представлять, каковы были разговоры, а они были, и неоднократно, о возможной добровольной отставке, которую Брежнев не хотел и, как я понимаю, и не хотел, потому что вряд ли он себя представлял без власти, вне того положения, в котором он находился. Да и никто не представлял, потому что прецедента прежде не было.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-25. Добрый вечер. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Добрый вечер. Константин из Щелково. У меня к Леониду такой вопрос. Леонид, вот у нас вся демократия по понятиям. Вы относитесь к демократам по понятиям или к суверенным демократам? Первое. И второе.

Е. АФАНАСЬЕВА – Нет, что-то непонятный вопрос. Мы говорим о проекте про Брежнева. При чем здесь демократы?

СЛУШАТЕЛЬ – И второе. Почему вы до сих пор не осваиваете проекта Медведева. Уже все, это мейн-стрим телевизионный. Спасибо.

Е. АФАНАСЬЕВА – Проекта Медведева, понятно. Спасибо. Вот Константин, постоянно дозванивающийся в эфир.

Л. ПАРФЕНОВ – Я не понял, что такое суверенная демократия, честно признаться. Мне это представляется какой-то разновидностью социалистической демократии. То есть та демократия, которая отличается от всех остальных демократий в мире. Чем-то ее нужно как-то особо обозвать. Поэтому не знаю, я какой-то стихийный демократ. Сколько во мне демократизма и либерализма за мою биографию выросло, столько во мне внутри и выросло. Никакой другой у меня демократии нет. Мне ее никакие идеологи не прививали ни до, ни после Леонида Ильича.

Е. АФАНАСЬЕВА – Евгений из Москвы пишет: «Мне, прожившему всю эпоху Брежнева, хотелось бы, чтобы сделали фильм о Хрущеве. Нет ли планов у вас фильма о Хрущеве?».

Л. ПАРФЕНОВ – Вы знаете, не заказывали, что называется. Я сейчас штатно на телевидении не работаю. Был бы заказ, 100-летие миновало давно, Никита Сергеевич был 1894-го года рождения. Поэтому не знаю. Все возможно.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-25. Ваши вопросы Леониду Парфенову. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Добрый вечер.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Дмитрий. Вологда. У меня такой вопрос. Леонид, скажите, пожалуйста, вот этот фильм, который вы создали, он действительно имеет какую-то политическую направленность, то есть тема программы задана, что последнее время обсуждается; или это все-таки больше произведение искусства?

Л. ПАРФЕНОВ – Ну как-то это очень пышно звучит. Это нескромно было бы сказать, что это больше произведение искусства. Но никак не хотелось бы сказать, что это пропаганда. Не было никакой заданности. Есть и такое, и сякое. Я не хотел ни славить, ни хулить специально. Что было, то было. Кроме того, это и личный Леонид Ильич, там больше все-таки частной жизни и проявлений характера. И мне довольно много демократически настроенной публики либеральной уже звонили, говорили, писали про то, что вот, в конце Брежнева даже жалко, ну что же вы так, ведь это же было омерзительное время, такой отвратительный застой, страна стояла на месте, столько потеряно времени. Да, это все так, но поскольку мы делали про личность в большей степени, ну, смерть человека – это всегда горе и всегда огорчительно. И то, что действительно его охранник говорит, как на даче сразу после смерти перестали раздаваться любые звонки, вот так кончилась эпоха, как все стало сразу же ненужным, а до этого так все было нужным, это тоже свидетельство какого-то времени. Я не люблю это время. Это плохое было время. И действительно, застой – это ужасно, потому что страна проворонила наступление новой эпохи. И конечно этот период истории изжил себя, и это просто носилось в воздухе, вот это ощущение остановившегося времени, этой вязкой такой, как тина, ситуации. Это все так. А с другой стороны, вот он был такой, Леонид Ильич. И будь бы там Андропов или Суслов на его месте, было бы еще хуже, скажем так. Он все-таки оттого, что и мы пытались про это сказать – он жил сам и давал жить другим, что называется, от этого, собственно, социализм изнутри и был подвержен этой коррозии. И людям из той эпохи – в цинизме нет ничего хорошего как в таковом – но все-таки выбираться из эпохи вот такого изнутри изгнившего социализма гораздо легче, чем, я думаю, будет гражданам Северной Кореи, которые по-прежнему живут в значительной степени в такой обстановке большевистского фанатизма, выходить из своей ситуации. На Брежневе, конечно, большевистский фанатизм кончился. И это тоже было большим благом.

Е. АФАНАСЬЕВА – Леня, но вот сейчас, когда вы еще раз внимательно занимались этим периодом, когда готовили фильм, вам все-таки кажется, кого бы вы поддержали, какую бы из двух точек зрения вы поддержали, что все-таки при Брежневе это была супердержава Советский Союз и большая крепкая сильная страна, а другая точка зрения существует, что все-таки Брежнев позволил этой стране развалиться, потому что то, о чем вы сказали, во время не было замечено это начало загнивания. То есть Брежнев – властитель, или Брежнев развалил?

Л. ПАРФЕНОВ – Брежнев не мог позволить стране развалиться. Она бы развалилась поневоле, потому что это была не жизнеспособная система, она держалась на страхе при Сталине. И Хрущев, и Брежнев – они получили наследство сталинский социализм, и никакого другого нет. Нет никакого социализма с человеческим лицом. И в данном случае история так и не увидела такового образца. И эта система без страха, она не работает. Она абсолютно бесчеловечна. И решить огромное количество проблем она не может. Она хороша в мобилизационный период: взять и всю деревню зарезать ради индустриализации. Вот эта система может. Взять и отмобилизовать и победить страшной ценой в страшной войне. Да, эта система с этим справиться может. Но не может быть великой страны, у которой масса раке, и которую боится остальное человечество. Но при этом страна не может достойно кормить и одеть своих граждан. Ну, так не бывает. Эти граждане могут год, два, десять, двадцать, целое поколение не замечать того, что нет куска мяса и нет нормальных штанов в магазине, но рано или поздно они про это будут спрашивать. И конечно причины краха социализма, они в большей степени экономические, а не политические. Не оттого, что людям так уж хотелось свободы и выбирать депутата из многих кандидатов в депутаты, а оттого, что…

Е. АФАНАСЬЕВА – Хотелось выбирать сорта колбасы.

Л. ПАРФЕНОВ – …и джинсы, как общенациональный дефицит – вот это кого угодно заставит усомниться в эффективности существующего строя, власти и хозяйственной модели.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-25. Ваши вопросы Леониду Парфенову. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Здравствуйте. Меня зовут Роман. Я понимаю, почему эта тема так широко транслируется центральными СМИ, потому что сейчас тоже объявлена стабильность: одни стабильно нищие, другие стабильно воруют миллиардами. И поэтому бесконечная сталиниада, и Брежнева из нафталина вытащили. И хочу сказать, что Леонид лукавит, если бы он ставил в свои фильмы сюжеты самые правдивые по НТВ, то просто не купил бы «Первый канал».

Л. ПАРФЕНОВ – Я не понял, почему, в чем лукавлю, и каковы должны были быть правдивые сюжеты про Брежнева, которые бы не показал «Первый канал»?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну вот про дочку его и про то, как он там прыгал на артиста. Самые правдивые сюжеты – характеристика абсолютно точная этого персонажа.

Л. ПАРФЕНОВ – Я не думаю, что это полная характеристика этого персонажа. Не думаю. В этом персонаже много чего было. Мы просто другую историю рассказывали. Я, обратите внимания, сам эти примеры привел. То, что в таком состоянии заканчивала свои дни Галина Леонидовна Брежнева, ну, это просто не было нашей задачей. Никто с этой хроникой не борется, никаких проблем выдавать такого рода хронику в эфир нет. И на «Первом канале» был фильм о Галине Брежневой. И достаточно такой нелицеприятный. Поэтому я не вижу здесь ничего такого специального. У нас там были достаточно жесткие вещи – о состоянии здоровья Брежнева в высказываниях Чазова, например, Евгения Ивановича и т.д. Да нет, просто про Брежнева можно много рассказать разных историй: и таких, и сяких. И одно не отменяет другое. Одно не является опровержением другого. Это просто полнота. Можете так посмотреть. Можете отсюда посмотреть. Разные есть вещи. И уж уверяю вас, никакой цензуры на хронику брежневского периода сегодня не существует.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-25. Ваши вопросы, пожалуйста. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Олег Борисович. Москва. 60 лет с хвостиком. Отношение к брежневской эпохе соответствующее. И я не очень хочу про него говорить. А вот вам, Леонид, огромное спасибо. Вы сделали отличную работу, не первую. И я как-то так удивляюсь и восхищаюсь, что за команда у вас была на НТВ, потому что не только вы делаете отличные работы. Очень здорово. Спасибо. И если вам удастся сделать что-нибудь еще, будет очень хорошо.

Е. АФАНАСЬЕВА – Что же так скептически, «если» - конечно, удастся.

Л. ПАРФЕНОВ – Спасибо вам. Тоже на это надеюсь, что удастся сделать еще что-то еще.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-25. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло.

Е. АФАНАСЬЕВА – Приемник, пожалуйста, выключите.

СЛУШАТЕЛЬ – Выключил.

Е. АФАНАСЬЕВА – Теперь задавайте свой вопрос, только представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Андрей. Петербург. Я хотел бы узнать, будет Леонид использовать такую вещь, что журнал «Аврора» в Санкт-Петербурге на 70-летие был изъят из обращения, потому что там был рассказ Галявкина веселый такой.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да-да, это известная история.

Л. ПАРФЕНОВ – Я знаю эту историю. И там на 75-й странице не то было и т.д. Я, кстати, не очень знаю, было ли это случайным совпадением, скорее, это было случайным совпадением, вряд ли кто-то такую идеологическую диверсию тонкую протаскивал. Там были наказаны, шум был большой. Я как раз в это время жил в Питере, поэтому я знаю, только не на 70-летие было, а на 75-летие, по-моему, если мне память не изменяет. Могу чего-то путать, но, по-моему, это 81-й года. Ну, просто это что называется не превентируется. Я эту историю знаю, но она такая, далеко отстоящая от сюжетной линии, которая была задана самой эфирной задачей, которая была у этого фильма нашего.

Е. АФАНАСЬЕВА – Еще попробуем звонок. Добрый вечер. Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Меня зовут Галина. Я, во-первых, хочу сказать огромное спасибо Леониду за этот фильм. Очень мне понравилась метафора относительно того, что в 80-е годы в Европе правили Брежневы.

Л. ПАРФЕНОВ – Это 70-е имелись в виду. Наоборот, в 80-е приходили люди, с которыми он уже не мог найти общего языка, неоконсерваторы.

СЛУШАТЕЛЬ – И вот еще БАМ не прозвучал совсем.

Л. ПАРФЕНОВ – БАМ не прозвучал. И продовольственная программа. Ну, как-то не складывалось. БАМ предполагался в связи с китайцами и китайской угрозой. Его поездка на БАМ – понимаете, там есть еще одна проблема. Приходится ведь оперировать материалом, который оставило то время – хроника, какая есть, такая есть. Она ужасно однообразна. Вы не представляете, что такое Брежнев и продовольственная программа – это ничем не отличается от XXYI съезда КПСС или от XIX съезда ВЛКСМ. Это так же он на трибуне, такой же зал, такой же – все то же самое. Это очень трудно показывать. И БАМ мало чем отличается от целины. Вопрос в том, что как явления они конечно отличались. Но по тому, как это показывали в то время, и что было снято в то время по этому поводу, это же все-таки были официальные темы номер один. Их снимали по одному и тому же канону. Вот, слава богу, Владимир Гургенович Хусейлян снимал и не только протокол.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это фотограф.

Л. ПАРФЕНОВ – Снимал без малейших шансов в то время на публикацию. Есть масса изумительных фотографий, сейчас вышел альбом, там фантастические снимки, которые ничуть не устарели по технике, по всему. А представляете, если бы были только вот эти фотографии: встреча в Кремле, то есть стоят перед столом, пожимают друг другу руки и потом сидят по две стороны стола. И как вот из этого сделать? Вот это была проблема. Очень часто приходилось что-то убирать просто по причине того, что по картинке то же самое. Увы, то же самое. БАМ, продовольственная программа, еще там есть несколько вещей, которые ну и еще одно через запятую. Можно было «КамАЗ» . Вот «Жигули» есть, а «КамАЗа» нет. Ну а что бы мы получили? Разницы никакой. Снято одно и то же: конвейер, движутся детали, и ничего больше.

Е. АФАНАСЬЕВА – Леонид, последняя у нас с вами минута эфира. Что дальше, над чем собираетесь работать для телевидения?

Л. ПАРФЕНОВ – Пока не знаю, поскольку я не штатник, как Константин Эрнст выражается, я рабкор «Первого канала» или рабселькор, ежели на село пошлют – то, о чем договоримся, какие будут вещи. У меня нет эфирный задач, а работаю главным редактором журнала «Русский Newsweek», а все остальное…

Е. АФАНАСЬЕВА – А творческие идеи?

Л. ПАРФЕНОВ – Ежели предлагают, ежели зовут, ежели есть возможность и т.д.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как вам кажется, документалистика – это сейчас единственная форма вашего существования на телевидении?

Л. ПАРФЕНОВ – Опять-таки не от меня зависит. Могу копать, могу закапывать. Я, в общем, много чего могу делать. Я все-таки в «Останкино» 18 лет проработал.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я говорю, могли быть шоуменом и вести программу, которую сейчас ведут Саша с Лолитой.

Л. ПАРФЕНОВ – Может быть да, может быть и нет. А вот видите, так не получилось. Правда, спел сейчас с Андреем Макаревичем в новогоднем выпуске песенку.

Е. АФАНАСЬЕВА – «Двух звезд»?

Л. ПАРФЕНОВ – Да.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это когда же будет? В Новый год, наверное?

Л. ПАРФЕНОВ – Не знаю, это у «Первого канала» спрашивайте. Не знаю, по-моему, 30-го что ли числа. А может быть, даже уже… я не знаю, когда именно эфир. Но вот спели.

Е. АФАНАСЬЕВА – В следующее воскресенье, наверное, у меня как раз будут создатели «Двух звезд», у них и спросим. Что пели?

Л. ПАРФЕНОВ – Пели «Если у вас нет собаки».

Е. АФАНАСЬЕВА – С Макаревичем, да? Понятно, к концу года собаки. Это Леонид Парфенов – автор фильма о Леониде Брежневе, который прошел на этой неделе на «Первом канале». Что, пожелания только выздоровления скорейшего, чтобы вам так тяжело не давались «стенд апы» в следующих ваших работах, Леня. И успехов, и побольше на телевидении появляться. Ваши редкие появления показывают, как скучают без вас зрители. Всего доброго вам!

Л. ПАРФЕНОВ – Спасибо. Спасибо на добром слове. Спасибо всем, кто звонил. Извините те, кому не ответили. Спасибо большое.

Е. АФАНАСЬЕВА – Всем ответить, наверное, невозможно. Поэтому надо появляться в эфире и отвечать своими работами. Всего доброго. До свидания.

Л. ПАРФЕНОВ – Спасибо. Всего хорошего!

Е. АФАНАСЬЕВА – Это был Леонид Парфенов. Елена Афанасьева. Прощаюсь с вами до следующего воскресенья – следующей программы «Телехранитель». До свидания!


Телехранитель: Почему телевидение так широко отмечает 100-летие Леонида Брежнева

Гости: Леонид Парфенов

На комментариях к фильму «И лично Леонид Ильич» фактически я стою на одной ноге.


Советуем почитать

Запись опубликована в рубрике Интервью, Новости, радио. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.